C Нас Тупающим

Президент вышел, махнул залпом бокал и начал пристально смотреть в камеру. Население приутихло.

— Значится так, уважаемые. Прошлый год был... собственно о прошлом годе, не очень хотелось бы... Но... Короче. Было все... Мы главное хотели чтобы, бль, вот это вот все... Чтобы для вас все... Потому что, бль, нет других целей и вообще.
Президент всхлипнул и продолжил.

— Значит мы расчитывали... И, главное, все же было, вроде как, но вдруг как все еб... И что главное, вроде и эти, и те, были за... но потом все как стало колом. И ннна тебе! Понеслось, ихамать. Как с цепи, бль... Как жаба не только удушила, но и покусала... Что оказалось дец как неожиданно. И что главное, мы-то еще как-то... А вот к вам, как раз, вопросы... Ну, спрашивается, какого это все. Ну, сидишь ты там... В этой, в как его?.. В бухгалтерии, например, своей. Так сиди себе. Ну, или там вебдизайнер, например. Или смм какой. Да, это само по себе повод, я понимаю. Но вот прямо чтобы, вот так вот, ннна и недоволен... Чем недоволен-то? Таким по миру вообще платить не должны. А ты — и в Прагу, и в Амстердам. Ну и чего там, мать, бухтеть-то? А?

Президент строго посмотрел в камеру. Смм-щики побледнели и уронили крутоны.
— Чего кривитесь там, а? Ну, да... Я тут... А кого надо? И не пофигу, да? Вон дети там – кто лошадку, кто бабла, кто телефон, кто новых родителей... А вам, емана, не сидится... Хлебом не корми, нового президента давай. Как будто есть разница, кто вам там бакланит о важном из ящика... Прямо зла на вас не хватает... И главное и это, и так... Все же для вас! Опять же... Ну, да, конечно... Есть и мудаки. Но мы же боремся! Мудаков-то – нет, нет да и да. Сажаем же. Да, не всех. Да не всегда. Но все таки. Мы, допустим, многих хотели бы... Чтобы прям лицом – и о стену. Так нельзя же! Режим же будет. И сейчас, конечно. Но вот тогда, если вдруг... Небо в крапинку, морда в царапинку! Попомните же. Истинно вам говорю – попомните.
За кадром кто-то истошно завопил и послышались выстрелы.
— Чтобы понимали, понимаешь. – сурово сказал Президент. – Теперь о внешних партнерах...

Он помолчал и поиграл желваками.
— ...расы, конечно. Уж и так с ними, и вот так... Но нет... Ну, что ж... Сами решили. И им мы тоже как-то в следующем году... Ну, в общем, что-то придумаем. Легко не будет, конечно. Но весело – это как с куста, граждане. Вот, клянусь. Вот не сойти мне, бль, с этого места. Чтобы все понимали там. Ну да и бог с ним. Было и было. Будет, наверное еще. Бокал мне еще дайте!

Президенту протянули еще бокал. Он залпом выпил, поморщился и продолжил.
— Не все из вас переживут... То есть. Новый год несет нам новые вызовы, граждане. Потому не расслабляемся. Булки держим в тонусе... Ой. Простите. Чот я игрив сегодня, как никогда... И хотелось бы вам по роже... То есть, нет. Хотелось бы вам всем пожелать.

Президент посмотрел строго куда-то вбок. Бокал протянули молниеносно. Президент выпил, крякнул и кинул бокал через плечо.
— Любезнейшие. Милые. У меня вопрос сейчас к вам. Вот вы же сейчас в кругу семьи же, да? Стол накрыт, заливное, оливье, мясная нарезочка? Детки нарядные играют, елочка светится же да? Соседи уже не так чтобы и сволочи же да? Родителям позвонили, со свояком по скайпу чокнулись, потому что у него уже началось. Так же все, да? Гости какие-никакие. Старший вот-вот в компанию уйдет от вас скучных. И не пустить нельзя ведь... Стоите же сейчас с бокалами в руках, ждете, чтобы я закончил и праздник начнете. У меня по этому поводу вопрос. Чего тянете-то, а? У вас же все есть. Нарезочка, гусь, алкоголь, то-се. Так празднуйте, холеры. Я вам зачем? Меня чего ждать? Я ж эту фигню еще в ноябре набубнил. И такое вам пожелание, граждане, в свете вышеизложенного. Пусть в новом году ваши праздники начинаются сразу. После появления настроения, закуски, компании. Пусть ни один мудак из телевизора не рассказывает вам когда, как и за что выпить. Чему радоваться, а чему нет. И чтобы у всех как сегодня. Чтобы дети нарядные, чтобы на столе булькало и не остывало. Чтобы прибрано и все добрые. Чтобы... Ну я не знаю... Чтобы, если захотелось, вдруг, через три дня уже в самолете и предвкушение встречи. Чтобы, если вдруг захотелось встретиться – сразу и набрал. Сразу и позвал. Нет, не завтра. Нет, не надо бы как-то. Сразу набрал по телефону и выехал. Потому что хочется так. Потому что наше все. Друг в друга смотрите, а не в телевизор. Планшет отложил, гад такой, и за талию приобнял ее. Пока у нее талия есть. Ребенка по башке погладь. Вот прямо сейчас. Ему сейчас надо. Через двадцать лет он бубнить будет «Ну, пааап», а сейчас обнимет и не отпустит. Жену целуй. Дочку обнимай. Матери позвони. Да! Еще раз позвони. Ей сейчас надо. В телефоне найди номер, по которому не звонил уже лет пять и набери. Просто так. Поболтай. Пожелай. Договорись о встрече. Пригласи на завтра доедать и похмеляться. В окно глянь – там еще живые есть. И улыбнись им. Понял?

Президент строго посмотрел в камеру.
— Я проверю же. Ты же знаешь. Я могу. Живи, гражданин. Просто живи. Я все сказал. Дикси.
Президент вдруг скинул пиджак, сорвал галстук, разорвал рубашку и начал танцевать напевая «Стрэнджерс ин зе найт».
— Что вы делаете, господин Президент? – закричали операторы и звукооператоры. – Люди же!
— Люди уже выключили и празднуют. И живут. А те, что не выключили и смотрят... Да хрен с ними. Пусть смотрят, раз им так удобнее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *