Приводя в порядок дела

— И несмотря на то, что миру осталось всего два часа, мы всех призываем не скатываться до крайностей и соблюдать... — диктор не договорил, что именно надо соблюдать и разрыдался.

Семен выключил телевизор и нажал на кнопку ноутбука. Как будто отвечая на прикосновение к кнопке, на улице что-то незамедлительно грохнуло и электричество исчезло. Судя по всему, выключилось во всем районе, потому что уровень шума с улицы как-то резко понизился. Как будто на мир кто-то набросил толстое одеяло. Были по-прежнему слышны какие-то привычные уже крики и выстрелы, но, в общем и целом, стало значительно тише.

Тогда Семен попробовал дозвониться до Кузьмича. Связи толком не было последние десять дней, но иногда удавалось пробиться.

— Алло. – неприветливо сказал Кузьмич в трубку.
— Привет. Как дела? – задал идиотский вопрос Семен.

— Прекрасно. – буркнул издевательски Кузьмич. – Говори быстрее. У меня времени не так чтоб много.
— Как у всех. – сказал Семен. – Два часа. Ты, Кузьмич, у нас по кроссвордам — мастер. Скажи мне пожалуйста...

В трубке раздался громкий треск и связь пропала. Семен, как и полагается в таких случаях, два раза прокричал «Алло!», три раза попытался продуть линию связи и выругался.

Он хотел было выйти на балкон покурить, но вовремя вспомнил о безумном снайпере из дома напротив. Тогда Семен закурил прямо в комнате, подошел к книжной полке и начал гипнотизировать корешки книг.

— Электричество исчезло. – сообщила от дверей комнаты жена Семена.
— Я заметил. И связь. – кивнул не оборачиваясь Семен. – Шалят сограждане напоследок. О! Дом и Семья!
Семен достал из шкафа толстую книгу и присел на диван.

— Оооо. – протянула жена. – Вспомнил! И чего ты куришь в комнате? Провоняется же все.
— Не успеет. – ответил Семен. – За два часа не успеет. Мы, помнится, в общаге месяц курили – только потом стало заметно всем.
— Пепельницу тогда возьми. – сказала супруга. – Два часа – не повод оскотиниваться совсем.
— Да, конечно. – пробурчал Семен, не отрываясь от Дома и Семьи. – Я сейчас.

— И я хотела сказать тебе – я ухожу от тебя. – выпалила жена.
— Куда? – нейтральным тоном поинтересовался Семен. – Потерпела бы уж.
— Куда угодно. Хватит с меня.

«Сейчас заплачет» — пронеслось в голове Семена.
— Никакого внимания... Никакого интереса...Хоть два часа... – заплакала жена.

«Это у нее от страха.» — подумал Семен. – «А может и нет.»
— Это не от страха, чтоб ты знал! Я долго думала... Уйду и... Хоть два часа...

«Сейчас меня погонит.» — подумал Семен.
— А вообще нет! Какого черта?! – сорвалась на крик супруга. – Ты уходи! Там же опасно! Будь хоть раз мужиком – уйди сам!

«Сейчас вещи побежит собирать» — подумал Семен.
— Я сейчас тебе вещи... А хотя — зачем тебе вещи?!

«Бутерброд» — понял Семен.
— Я тебе бутерброды сделаю и иди! – убежала на кухню жена.

— Нет тут ничего такого... – сказал сам себе Семен и отложил книгу. – Где ж оно было-то...
Он вновь подошел к книжному шкафу и начал перебирать книги.
— С ветчиной и с сыром! – прибежала из кухни супруга со свертком. – Четыре штуки. Иди теперь!

«Сейчас опять заплачет» — подумал Семен, взял сверток и пошел в прихожую обуваться.
Под рыдания супруги, он присел над парой туфлей и запыхтел. Затем, не поднимая глаз, привычным жестом протянул руку.
— На! – подала обувную ложку жена. – Сколько раз говорить – расшнуровывай! Задников же не напасешься.
— Ну. Еще два часа протянут. – наконец обулся Семен и встал. – Ну... Пойду, наверное.

«Сейчас попросит что-то сказать и скотиной бесчувственной назовет.»
— Скажи хоть что-нибудь, бесчувственная скотина!

«А вдруг?!» — осенило Семена. – «Чем черт не шутит...»
— Кстати, да. – кивнул он. – Ты не знаешь, что такое «дебаркадер»?
— Что, прости? – не поняла жена.
— Ну, «дебаркадер». – пояснил Семен. – Слово слышал миллион раз, а что означает – понятия не имею. Подумал, вот сейчас, через два часа, все закончится, а я так и не знаю. Думал по интернету посмотреть, а оно все выключилось.

— То есть, поправь меня, если я ошибаюсь, ты в энциклопедии «Дом и Семья» «дебаркадер» искал?– еле заметно усмехнулась супруга.
— Других энциклопедий на полке не нашел. – улыбнулся Семен.
— А толковых словарей? – засмеялась жена.
— Ох, ё! – подкинуло Семена. – Можно? Я на секундочку...

— Дебаркадер – плавучая пристань. – сообщила жена. – На понтоне такая. Ну мы летом видели на море, помнишь? Там кафе еще было.

«Ни фига себе!» — подумал Семен.
— Ни фига себе! . – сказал он вслух. -Ты оказывается знаешь всякие умные слова.
— Это трюизм для всех, кроме тебя, детка. – широко улыбнулась жена. – Я понимаю, что у тебя сейчас конгитивный диссонанс, но это все вызвано только твоей многолетней, перманентной идиосинкразией ко мне, как к собеседнику. Ну и, разумеется, твоим эгоцентризмом.

— Охренеть! – подумал и прошептал одновременно Семен.
— К чему эти инвективы, милый? — победоносно поинтересовалась супруга.

— эээ... Прости, пожалуйста. – замялся Семен. – Можно тебя попросить объяснить еще кое что? У тебя есть время?
— Как у всех. – посмотрела на часы жена – Час двадцать.
— Ну... – все никак не мог сформулировать Семен.

«Сейчас простит» — подумал он.
— Разувайся, ладно. – смилостивилась жена. – Поговорим часок.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *