Литераторы

— Попался! – закричали настоящие писатели. – Слева заходи, слева! Вот же он стоит! Что ж вы творите-то? Уйдет ведь, уйдет.
Молодой человек, на которого велась охота, с некоторым удивлением смотрел на беспорядочно мечущихся писателей и не пытался куда-либо уйти.
— Алло, мужчина! – остановил он одного из писателей. – Вы куда-то не туда идете. Здесь я стою. А вы зачем-то куда-то меня загонять идете куда-то от меня.
Писатель презрительно скривился и выдал:
— Прямой путь – не всегда хорош. Даже если пишешь о мордобое, всегда есть место заросшему водорослями причалу. Предрассветному багрянцу опять же.
Писатели восхищенно застонали – предрассветный багрянец любили все.
— Бархат кожных покровов? – понимающе кивнул молодой человек. – Горечь утреннего кофе и безысходность звонка будильника?
— Фиии! – прокричали писатели и оттопырили пальчик. – Графомания какая. Правда ведь, Лев Евгеньевич?
Лев Евгеньевич дописал в блокнотике, спрятал блокнот и степенно кивнул.
— Бездуховность опять же. – резюмировал он. – Прям ухо режет. Как нож мясника в мясной лавке. Сверкающей молнией.
Двое писателей забилось в экстазе от «сверкающей молнии».
— Запах убийства! – продолжил бубнить Лев Евгеньевич. – Мне было всего пять лет, когда я в первый раз побывал в такой лавке. Гувернантка-дура, потащила меня за собой. Роман у нее был с мясником.
— Родились до революции еще? – перебил молодой человек. – Гувернантки, вроде, в аккурат в семнадцатом вышли из моды.
— Что вы понимаете в художественном вымысле, блоггер? – закричали писатели. – Кому положено и гувернанток выдавали.
— Все было возможно. – закивал радостно Лев Евгеньевич. – И икра не переводилась в нашей семье. Однако, господа, не нужно отвлекаться. Загоняйте его, загоняйте! Ловите его!
— Вы как хотите, Лев Евгеньевич, а я считаю, что это отвлечение было просто необходимо по сюжету. – серьезно заявил один из писателей. – Именно оно – брильянт. Без него было бы совершенно не то. А теперь, оно все заиграло бликами на обоюдоостром лезвии сюжета. Без него – хоть даже не загоняй никого.
— Абсолютно верно! – подхватили остальные. – Совершенно согласны. Именно такие отрывки делают всю погоду. Создают настроение и какой-то абсолютно сказочный колорит.
— Уважаемые! – вновь вмешался сетевой автор. – Меня загоняем! А то мне недосуг как-то. Идти мне надо. На работу мне надо.
— Вот! Вот же оно все! – заголосили писатели. – Опять он скомкал сюжет. Опять обрубил все. Вся динамика – псу под хвост! Да тут же на сорок тысяч знаков можно было еще развить.
— К делу, уважаемые, к делу! – напомнил блоггер. – Идти мне надо. Чего хотели-то?
— Он еще и осмеливается тут хамить! Вы только посмотрите на него! Вы ведь не имеете понятия ни в чем. – обступили блоггера Настоящие Писатели. – Вы понимаете, что это все тяжкий труд? Вы хоть понимаете? Что вы вообще смыслите в литературе? Что?
— Ничего. – пожал плечами молодой человек. – А что?
— Воооот! Ничего! Ничего не смыслит, а туда же... Весь интернет уже исписали! – загалдели писатели. – А читать-то и нечего. Везде вот такое вот. Он еще и хамит!
Писатели разбились на группы и начали спорить о роли и задачах литературы, о ее гибели, о халтуре, о том, что печатают сейчас абсолютно не тех людей. Молодого человека периодически трогали за рукав и просили одуматься, прекратить и вообще не лезть не в свое дело. Молодой человек клятвенно обещал все бросить, смеялся, просил автографы, но быстро потерял интерес к происходящему.
— Уважаемые! А уважаемые! Пойду я. Вы тут пока без меня позагоняйте кого-нибудь, а? Без обид только, ладно? Мне действительно пора. – попрощался он и ушел по своим делам.
— Опять у него концовки нет! Опять все испортил! – закричали возмущенно писатели. – Ну как так можно-то?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *