God is Busy

— Так значит вы говорите, что готовы продать душу? – осклабился Дьявол.
Проповедники переглянулись и рассмеялись.
— Ты не так все понял, нечистый. – сказал тот, что постарше. – Вера наша крепка и мы готовы противостоять твоему искушению.
— Я же не искушаю вас, джентльмены. – пожал плечами Дьявол. – Я себе сижу у себя, о вас ни сном ни духом не знаю и тут, вдруг, на тебе – вызов срочный. А вызов – дело серьезное. Отказаться я никак не могу. И вот я здесь. И внимательно вас слушаю.
— Нет! Это мы тебя слушаем. – сказал молодой. – Искушай нас. Испытай веру нашу!
— Ты просишь меня, святой отец? – захихикал Сатана.
— Мы повелеваем тебе! – отозвались оба.
— Ага. Испытание, значит. – кивнул нечистый. – Ну что там... Женщин может вам, пожрать может... Пельмешек там, шашлычка... Ну или попроще чего-нибудь. Мирового господства, например.
Священники как по команде осенили себя крестом и закричали «Сгинь!».
— Ну все. – хмыкнул Сатана. – Поздравляю вас. Вы устояли. Можете доложить в Ватикан. Пошел я.
— Стой! – приказал Старший. – Ты как следует искушай. Не увиливай.
— Ну что я вам могу предложить-то? – пожал плечами дьявол. – Вы ведь узколобые фанатики, рогом упертые на вере своей. Вы ж откажетесь от всего. От власти, от денег, от здоровья, от славы...Мне же нечего вам предложить. Ну разве что...
Он сел в пентаграмме и задумался.
— Разве что – что? – не выдержал молодой.
— Ну я даже не знаю. Вот, допустим, чтобы ты, касанием одним мог обратить любого встречного в преданного христианина. Миллионы обращенных взамен одной погубленной души. Жертвенность во имя веры. Это же по-вашему все. Как?
— Ты врешь! – не поверил молодой. – Это какая-то подлость. Ты убьешь меня раньше чем я смогу обратить хоть кого-то. Или они будут не по-настоящему обращены. Или еще что-то не так будет.
— Обижаете, отцы. – даже как-то обиделся Сатана. – Все по-честному. Могу гарантировать сто лет жизни и нерушимое здоровье на этот период. Обещаю не ограничивать свободу передвижения. Ну и всякие бонусы еще.
— Не соглашайся! Не поддавайся искушению! – предостерег старший молодого. – Он искушает тебя гордыней.
— Зависть, падре? – поднял бровь дьявол. – Зависть — это хорошо.
Молодой неприязненно посмотрел на старшего и сказал:
— Никакой гордыни. Ибо не для славы я это делать буду, а во имя нашей святой веры. Представьте, скольких я успею коснуться за сто лет. Сколько миллионов я смогу привести к вере. Сколько душ будет спасено.
— Вот именно. – кивнул дьявол. – Рай будет переполнен.
— Ага! Вот в чем твой план! – закричал старший. – Ты хочешь сделать рай некомфортным для праведников! Отобрать цель у веры. Кто же будет надеяться после смерти в толпу попасть?
— Дурак. Рай же бесконечен. – хмыкнул Сатана. – Уж я-то всяко получше тебя это знаю. Ну так что? Нести контракт?
Молодой замялся в нерешительности, затем встрепенулся и твердо сказал:
— Нет! Не может быть благом полученное от Сатаны. Тебе нечего предложить мне.
— Молодец! – обрадовался старший.
— Молодец! – похвалил и дьявол. – Воистину, это слово не мальчика, но мужа. А слово, как вы понимаете, это важно очень.
— В начале было слово! – заученно отозвались отцы.
— Ага. Не объясняют только кто это слово сказал. – как бы между прочим бросил Дьявол. – И какое слово было сказано.
— Бог сказал! – выпалил старший. – Божье слово было. И слово это – Любовь!
— Ну да, ну да. Бог, конечно. Кто ж еще-то первое слово сказать мог? Любовь, конечно. – согласился Дьявол. — Последнее зато будет не им сказано. Об этом тоже никто не говорит.
— Любовь? Это точно? – раскрыл рот молодой.
— Ну да. Абсолютно точно. – заверил Сатана. – Было сказано «Любовь» и все закрутилось. Не за семь дней, конечно. Верней – за семь дней, но не ваших дней просто. Так было в начале и в конце так будет. Будет сказано и все начнет заканчиваться. Вплоть до последней битвы. И тогда возвестят трубы. Помяните мое слово. Вот как услышите слово с которого должен начаться закат – включайте счетчик. Начинайте отсчет. Тогда уж все пойдет быстро.
— Какое слово? – спросил молодой.
— А вот какое. – махнул рукой Сатана и в воздухе засияли буквы.
— Стой! – попытался остановить старший, но не успел.
— Толерантность. – прочитал молодой незнакомое слово.
Буквы ярко мигнули и растаяли в воздухе. Где-то начали мерно тикать часы.
— Спасибо, джентльмены. – засмеялся Дьявол. – И до скорой встречи. Теперь уж недолго осталось.

123 thoughts on “God is Busy

  1. хм, боюсь, что в большинстве случаев маршрут окажется как раз вполне банальным 🙂

  2. Я успел подумать, что младший согласится и будет сто лет жить в каком-нибудь стакане.

    Да, второй ход несколько в сторону.

  3. Экстрим всегда плох

    Доведённое до экстрима — всё плохо. Что терпение(толерантность), что любовь.

  4. Доброго времени суток, я систематически читаю ваш ЖЖ пишу редко но как-то пару раз Вы мне даже отвечали, я являюсь сотрудником и одним из создателей одного интернет радио наш диапозон широк да и вообще мы широко известны в узких кругах , сейчас я создаю ряд авторских программ и одна из них будет посвященна современной литературе, Ваши достижения в этой области лично для меня бесспорны и если Вас заинтересует мое предложение отпишитесь мне в жж или напочту [email protected]

    информацию про наше радио голос питера можно получить здесь golospitera.ru

  5. Ну, как сказать — для кого банальный, а для кого откровение.

    Один мой друг, психотерапевт, предложил пациентке (с глубоко зафрустрированным недотрахом) подобный несложный эксперимент: спросить у первого встречного, куда ей следует пойти — и пойти именно туда.

    Она спросила, пошла, и ей внезапно понравилось!

    Правда, с разморозкой основного инстинкта у ней разморозилась и шизофрения...

  6. "Толерантность означает уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности. Ей способствуют знания, открытость, общение и свобода мысли, совести и убеждений. Толерантность – это гармония в многообразии.
    "

    Никак не пойму — что плохого в толерантности?

  7. ЗдОрово!

    «Думаю, настоящий апокалипсис так и пройдет, с пивом и фотокамерами: к тому моменту, как вострубит седьмой ангел, записи первых шести уже выложат на ютуб.»

  8. Ну, допустим, когда из тестов на поступление в университет убирается, например, пар из трех агрегатных состояний воды потому что «Абстрактное же понятие водяного пара слишком трудно для чернокожих школьников». Калифорнийские войны это называлось, если я правильно помню. Ну или французский университет говорил о том, что математика, фундамент всех наук, приносится в жертву толерантности. Ну или о том, что канадский учитель не может сказать ученику о том, что тот плохо написал контрольную, ибо ребенок получает психологическую травму и чувствует себя ущемленным. Я о том, что сама по себе толерантность и демократия хороши. До тех пор пока оно все не превращается в идеологию и ставится во главу угла. Это такой же нонсенс, как называть убитых «необходимыми жертвами демократии».

  9. Хорошо написано, но простенько))) Слово то это сказано много раз до святых отцов, и любое другое, если такое есть. А если оно никому не известно, то как дьяволу стало известно? Бог вроде ему свои секреты не раскрывал. И отцы какие-то малость недалёкие. Вызывают, проверяются, а зачем? Он и сам придёт незаметно и своё дело сделает.

  10. толерантность — разве плохо?

    или плохо все то, что идет от нечистого?

    хотя... напротив

    благими намерениями дорога в ад вымощена

    значит, дело не в инициаторе, а инициативе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *