Белая ворона

Семен Семенович был человеком, мягко говоря странным. То есть выглядел обычным офисным гуманоидом, но манера разговора вселяла в собеседника стойкое убеждение, что мозг Семена Семеновича давно уже украден инопланетными захватчиками и на его место водружен центр управления Семеном Семеновичем и небольшая, но мощная антенна, обеспечивающая устойчивый сигнал с космосом.
Спросят его к примеру как он относится к истреблению индейцев конкистадорами, а он остановится, сфокусирует взгляд носках своих ботинок и бубнит:
— Песни индейцев были безынтересными, как разговор двух поэтов о нарушенном размере. Потому конкистадоры не могли этого слушать спокойно и делали потише как могли.
И что самое главное, говорил он это абсолютно серьезно.
Люди многозначительно крутили пальцем у виска, а Семен Семенович говорил не менее многозначительно:
— Вооот. А по-настоящему хорошие люди не стирали пальцы о висок, а извлекали ими звуки. Например, из гитары. Прижимая и дергая пальцами струны они рождали прекрасное. А у вас под пальцами только череп пустой.
И уходил гордо из курилки.
— Семен Семенович, я у вас отчет просил! – напоминало начальство. – Когда вы его закончите уже?
— Сейчас. – пыхтел Семен Семенович. – Буквально три-четыре такта осталось. И тогда я принесу вам все.
И даже когда он что-то набирал на своем ноутбуке – пальцы его абсолютно точно выстукивали одну вторую в каком-то бешенном темпе. С триолями на пробеле.
— Он ведь неженат, кажется? – спрашивали сотрудники.
— Как такой женится-то? Он ведь в загсе вместо «да» ответит что-то вроде «Музыка нас связала» — язвили соседи по кабинету.
— Этот музыкальный фрагмент мне не кажется достаточно прекрасным, для такого важного момента, как бракосочетание. – вмешивался в обсуждение Семен Семенович. -Он больше подходит для попыток повеситься. Я бы спел Марвин энд Майлс. Не знаю почему. Но мне кажется – подошло бы. Задало бы ритм на всю остальную жизнь. Неспешный.
— Видите? Кто за такого выйдет? – бурчали женщины. – Бредит ведь наяву.
А Семен Семенович возвращался домой, напевая «ю ноу, юв гат ми соу эксайтед» и дома его встречала красивая женщина, которая спрашивала тихо:
— Ну как там?
— Обычно все. Как всегда. – пожимал плечами Семен Семенович и шел мыть руки.
И вечер проходил в очень неспешном ритме, как Найт Лайтс Атриум от Джерри Мулигана. А под утро, все начиналось снова:
— Вы слышали, Семен Семенович, какой законопроект они приняли? – интересовались в курилке.
— Они запретили Бенни Гудмена? – ужасался Семен Семенович.
— Да ну вас! – отмахивались от Семена Семеновича. – Тронутый какой-то.
— Я просто от них любой подлости жду. – оправдывался Семен Семенович.
— Наш человек! – прощали его. – А суть новой подлости в том, что согласно новому закону они теперь имеют право... Ах да... Как бы вам объяснить-то? Это все равно, что запретят Кассандру Вилсон!
— А Херби Хэнкока? – спрашивал Семен Семенович.
— Что Херби Хэнкока, псих?! – кричали на него.
— Можно будет? – уточнял Семен Семенович. – Шут бы с ней, с Кассандрой... А Херби было бы жалко.
— Уйдите, бога ради. Уйдите от греха! – советовали ему и возвращались к своему «Это несомненно конец всех прав и свобод. Первая ласточка попирания...»
Семен Семенович смотрел на всех непонимающе и уходил к своему рабочему месту. Надо сказать, работал он весьма неплохо – все успевал и справлялся. А если не справлялся, то просил помощи:
— Хмм. У меня тут лажа в последнем куплете... Вы не посмотрите? Сам не понимаю в чем дело. Но режет глаз. Как Михаил Муромов со Свингл Сингерс.
И однажды сотрудники не выдержали всех странностей Семена Семеновича и решили поднять вопрос на очередном собрании коллектива. Обсуждение получилось бурным.
— Нет же сил никаких! – рыдали женщины. – С ним пытаешься обсудить, а он...
— Невозможно работать! – басили сослуживцы. – Спросишь его мнения, а он...
— Неужели кода на этой работе?! – радостно воскликнул Семен Семенович, когда ему предоставили слово.
— Видите?! Опять он! – закричали в зале.
— Семен Семенович! – строго посмотрели из президиума.
— А мне плевать, о чем они хотят поговорить. – громко сказал Семен Семенович. – Я с ними хочу говорить о музыке. Во всем остальном они разбираются гораздо хуже. А сам я с разговорами не лезу. Мне неинтересно.
— Вот если бы про Патти Пэйдж... – добавил он мечтательно.
— Вы этот снобизм немедленно прекратите! – строго сказали из президиума. – Чем вам Янг Раскалс плохи?
— Да у них басиста не было! – взвыл Семен Семенович. – Вы соображаете о чем вы говорите?!
— У них хаммонд был! – закричали из президиума. – Зачем им бас?
— Это ж соул! Как без баса?! – возмутился Семен Семенович.
— А вот такой голубоглазый соул! Вот я вам сейчас докажу... – закипятились в президиуме. – Вот только собрание... Минуточку...
Человек из президиума встал и сказал:
— Каданс собранию! Все могут быть свободны!.. Ну? До свидания всем!
— Фигушки! – закричали из зала. – Давайте дальше! Почему без баса можно вдруг стало?

Оригинал этой записи находится на Frumich.com

99 thoughts on “Белая ворона

  1. Того Семен Семеныча я чересчур уважаю, чтоб трепать его имя всуе.)))

    Совпадение просто)

  2. Думаешь? Я вот предполагаю, что после какого-нибудь Мегадета он просто перестанет быть настолько вежливым, но направленность не сменит)

  3. Да. Мы тут подумали, что слово Каданс может обрести новый смысл)

  4. >>перестанет быть настолько вежливым

    да Бог с направленность, нам бы хоть как-то его приблизить к стандартам обычного человека

  5. да мало ли у нас талантливых музыкантов?

    Можно покритиковать каких-нибудь Ранеток за «нераскрытость темы», киркорова за попил и недопил «фанеры»...

  6. Тююю. Непыльная работка. Включаешь музтв и камня на камне не оставляешь)

  7. Здорово как!

    "А по-настоящему хорошие люди не стирали пальцы о висок, а извлекали ими звуки.

    Я просто от них любой подлости жду. – оправдывался Семен Семенович.

    — Наш человек! – прощали его. – А суть новой подлости в том, что согласно новому закону они теперь имеют право... " — прям в цитатник!

    И концовка рассказа отличная, очень-очень понравилось! Спасибо!

  8. я тебя люблю

    ну и, раскрывая заявленную тему, — я тебя люблю.

  9. Не все слова понимаю: конкистадоры — знаю, кто такие, а «Найт Лайтс Атриум от Джерри Мулигана» не могу себе представить.

  10. Радует, что ваш блог постоянно развивается. Такие посты только прибавляют популярности.

  11. А я где-то прочитала, что голубоглазым соул называют потому, что от него ожидают, что он будет коричневый, что ли (где, забыла начисто). Интересно, а так действительно говорят — я этого не слушаю, и как говорят, не знаю. А почему Вы фрумичем себя назвали?

  12. Небольшая опечатка

    Похоже, пропущен предлог «на» в строке «сфокусирует взгляд носках своих ботинок».

    Удачи!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *