Последние

Люди стояли в длинной очереди под палящим солнцем.
— Маам, а маам. – канючили дети. – А сколько мы еще будем тут стоять? Сколько можно?
— Ты спрашивал десять минут назад! – раздраженно отмахивались родители. – С тех пор ничего не изменилось.
— Мы устали! – хныкали дети. – Пойдем домой.
— Вы неблагодарные! – заводились родители. – В первую очередь мы здесь ради вас! Где вы еще увидите это вживую? Вы только представьте, если вдруг в этот раз повезет нам! Нет, вы представьте!
Дети живо себе представляли, что будет если им повезет — как можно будет хвастать перед друзьями и одноклассниками, как все будут им завидовать и умолкали на следующие десять минут.
В пятницу большие ворота открылись, заиграл оркестр и очередь начали пропускать во двор.
«Только три сотни счастливцев смогут увидеть! И только одному из трехсот повезет! Торопись попасть в три сотни! Всего за пятьдесят миллионов. Ну упусти свой шанс!» — надрывались громкоговорители под музыку.

— Обнаглели. – проворчал Алекс. – Всего за пятьдесят миллионов... За пятьдесят можно жить в течении десяти лет целой семье. Еще очередь эта... Почему нельзя было зарегистрироваться и приехать по вызову, когда подойдет очередь?
— Мы же только по пятницам стоим. – возразила Соня. – А город и отель – ничем не хуже любого курорта.
— Почему нельзя ждать дома? Почему уехавший выбывает из очереди?
— Бизнес. Они хотят, чтоб ты тратил деньги здесь. – пожала плечами Соня. — А представь, что было бы, если бы это было доступно среднему классу? Сколько тут было бы людей? Да и то – здесь гораздо больше людей, чем триста. То есть, люди приходят сюда, даже зная, что за ворота их не пустят.
— А вдруг кто-то не пришел бы. Говорят, что сюда только самолетом можно, потому что люди не пускают никого по дорогам. – понизив голос сказал Алекс. – Там демонстрации, пикеты – очень много людей. Стеной огорожены и город, и лотерея.
— Лучше быть внутри, чем снаружи. – равнодушно сказала Соня.
 — Родной, ты куда лезешь? Тут очередь! – гаркнул Алекс на какого-то мужичка, пытающегося проскользнуть мимо них.
— Я вас очень прошу. – залепетал мужичок. – Ребенок очень хочет... А мы там далеко. Не успеваем. Может, как то можно...
— Сейчас все могут не успеть. – кивнула Соня. – Мы тут вторую неделю уже. Так что — простите.
— Да. Я понимаю. – поник мужичок. – Просто думал... Простите.
— Видишь? – сказала Соня. – Это все стоит своих денег, несмотря на минимальный шанс...
— Ваша кредитка! – попросил кассир.
— Двое! – гордо сказал Алекс и отдал кредитку.
— Сто миллионов! – служащий быстро провел кредиткой по автомате. – Ваши квитанции.
Позади начали закрываться ворота.
— Еще двое, двое всего! – закричали те кто не успел.
— Триста человек. Простите. – отвечали служащие. – В следующую пятницу только. В следующую.
Во дворе, Соня с Алексом и остальные двести девяносто восемь счастливчиков расположились за столиками в ожидании начала. Алекс листал брошюру.
— Ты представляешь – пять лет назад это стоило всего пять сотен? – сказал он. – Могли бы и раньше. Сэкономили бы.
— Ты правда не понимаешь почему раньше не нужно было? – тихо спросила Соня. – Те были первыми в лотерее, но не они первыми видели это. А у тебя все шансы сказать, что мы были последними. Вдруг твоя фотография будет последней? Представляешь?
Алекс молча кивнул и закурил.
— Нервничаешь? – спросила Соня.
— Мне никогда не везло в лотерею. – покачал головой муж.
— Всегда бывает в первый раз. – утешила Соня. – Смотри, начинается...
На сцену поднялся лысый толстячок в безукоризненном костюме.
— Дамы и Господа, — обратился он. – Вы знаете зачем мы здесь собрались. Может именно среди вас будет Последний. Поэтому, я не буду тянуть время и расскажу вам как пройдет наша лотерея. Каждый из вас должен сложить свою квитанцию об оплате и положить ее в этот стеклянный шар. Вытаскивать бумажку будет один из двадцати незрячих людей, которого выберет жребий. Незрячих мы вчера собрали в разных странах, исключив, таким образом, возможность махинаций и предварительного сговора соискателя и человека, который будет проводить розыгрыш. Таким образом любой вариант подтасовок исключен. Выигравший может взять с собой еще одного человека – будь-то ребенок, женщина или мужчина. Если нет вопросов – мы начинаем. И пусть удача будет на вашей стороне!
Алекс сложил квитанцию каким-то хитроумным способом, надеясь, что необычной формой она привлечет к себе внимание слепого.
— Зря стараешься. – сказала Соня. – Тут многие так изгаляются.
Она сложила свою квитанцию вчетверо и бросила ее в толстостенный шар.
— Триста квитанций – не так уж и много для этого шара. На четверть даже не заполнено. – сказал Алекс. – Наверное, чтоб перемешать.
— А теперь мы перемешаем ваши квитанции! – подтвердил толстяк со сцены, к которому поднесли шар с квитанциями.
Он закрутил крышку и пнул шар. Триста пар глаз внимательно следили, как шар медленно катится по сцене, как внутри перемешиваются квитанции. Еще какие-то служащие выходили и с каким-то непонятным презрением пинали шар друг к другу.
Ведущий тем временем вывел на сцену человека в черных очках. Шар остановили и свинтили крышку. Слепой бесконечно долго шевелил рукой в квитанциях. Затем достал одну и передал ведущему.
Ведущий развернул бумажку и радостно провозгласил:
— Номер двести девяносто семь! Остальные все – вон! Лотерея закончена. Можно зарегистрироваться на следующую лотерею в любом отеле.
Вздох разочарования пронесся над площадкой. Алекс встал и медленно пошел к выходу.
— Алекс. Двести девяносто седьмой – это твоя квитанция. – выдохнула Соня. – Куда ты?
— Как моя? – не поверил Алекс. – А ну да. Моя. Я выиграл, получается?
Соня завизжала и повисла на шее мужа:
— Нам повезло! Повезло! Мы увидим!
— Вам действительно повезло! – торжественно сказал подошедший Ведущий. – Вы увидите Зямочку. Пойдемте за мной. Пойдемте.
Они долго шли какими-то коридорами. Ведущий по пути заученно выкладывал всю информацию:
— Коты и кошки тысячелетия жили рядом с людьми. После закона о невмешательстве в природу, когда стало запрещено держать животных в домашних условиях, всех животных отселили от человека и поместили в естественную среду обитания. Это было катастрофической ошибкой. Домашние животные были не приспособлены к дикой жизни и начали вымирать. Положение усугубилось тем, что адепты церкви «Спасения любимцев», желая спасти выживших, начали массовый отлов брошенных домашних животных. Они перевозили их на один из островов, где устроили «Рай Любимцев». В какой-то момент животных на острове стало слишком много и начался мор от каких-то болезней. Потери популяции котов и кошек были невосполнимы и они начали медленно исчезать. Двадцать лет назад они были объявлены полностью вымершими. И только десять лет назад, совершенно случайным образом, в одном частном доме был обнаружен Зямочка. Он официально признан последним котом на планете. К сожалению он уже очень стар и умирает. Вы, господа, можете оказаться последними людьми на планете, погладившими кота. К тому же вам разрешается один раз сфотографироваться с котом.
Соня с интересом смотрела на фотографии на стенах, на которых был серый, пушистый кот. Он играл с клубком, ел, спал, сидел на коленях у каких-то людей.
— Что-то не получается. – сказал Алекс. – Почему, если Зяму фотографируют каждую пятницу, нигде не видно новых фотографий?
— Мы не жулики. – оскорбился толстячок. – Права на фотографию принадлежат владельцам. Они не публикуют – мы ничего не можем с этим сделать. Но я знаю, кажется, почему они этого не делают. Фотографии очень сильно подскочат в цене, когда котов на планете не останется. Говоря проще, когда Зямочка умрет – тогда и будут все фотографии.
— Но вы же тоже его снимаете. – сказал Алекс.
— Мы не публикуем материалы по той же причине. – жестко ответил ведущий. – Бизнес – есть бизнес.
— А фотографировать... – спросила Соня. – Он не пугается вспышки?
— Он уже четыре года как ослеп. – скорбно покачал головой толстячок.
— От вспышек, наверное? – поинтересовался Алекс.
Толстяк обиженно посмотрел на него и не стал отвечать на вопрос.
— Вы войдете в вольер. У вас будет ровно пять минут – погладить кота и сфотографироваться с ним. Он лежит на кресле. И, бога ради, будьте с ним аккуратнее. Идите, счастливчики.
Алекс с Соней прошли в вольер и подошли к большому креслу.
— Господи. – прошептала Соня. – Господи, что это?
Алекс смотрел на несчастное, голокожее существо, покрытое какими-то волдырями и ранами.
— Жулики!! Это обман! – закричал он и выскочил в коридор.
— Понравилось? – заискивающе спросил толстячок.
— Что это? – закричал Алекс. – Что это за мутант?!
— Это Зяма. Последний кот на земле. – сообщил толстяк.
— Это не кот! На нем нет меха! Это не кот!
— Это именно кот. – сказал толстяк. – А мех его стерся. Все хотели погладить последнего кота на Земле. И волдыри и раны на его спине – это обыкновенные мозоли. Ваше время, кстати, вот-вот истечет. Бегите гладить котика!
— Алекс, Алекс! – закричала Соня из вольера. – Он просыпается! Я почешу ему за ушком.
— Не трогай его! – Алекс бросился к двери.
И не успел. За дверью раздался истошный вой страдающего животного.
— Невозможно. – хихикнул толстяк. – Невозможно увидеть котика и не погладить его. Они такие славные...

Оригинал этой записи находится на Frumich.com

172 thoughts on “Последние

  1. Как минимум, еще 8 частей можно написать 🙂 Ведь у котов же 9 жизней 🙂

  2. А чего, жЫзненна. Метафора с очень широким применением 🙂

    например, приезжает Фрумыч в другой город выступить, а там все норовят с ним выпить... а печень-то не казенная 😉 бережней нужно со знаменитостями: руками не трогать, водкой не поить, вспышкой в глаза не светить 🙂

  3. ммм... может года разные. может и не кролики... но я наверняка знаю про проблему кошек там 🙂

  4. мммм... может ошибся где 🙂 может не кролики. но чото с кошками там. кста, кролики тоже домашние животные 🙂

  5. Жёстко!

    Но честно.

    «Они такие славные...» — это крылатая фраза будет 🙂

  6. Кстати, и правда ужастик.

    Достойно Бредбери. Собственно, было ощущение, что читаешь Бредбери 🙂

    Спасибо 🙂

  7. Ыыы... Фрум... Какой жесткач... Может тебе начать уже издаваться в стиле кибер-панк? Ну, или, стим-панк? Я как раз по второму кругу перечитываю Чайна Мьёвель, «Вокзал потерянных снов»...

  8. Завозили кроликов, они расплодились, пожрали пастбища. Завезли лис для поглощения кроликов. Кроликов не уменьшилось, но расплодились еще и лисы, которые пожрали всех тех, кто еще не успел вымереть.

    В Симпсонах есть забавная пародия на этот счет, но там завозили жабу.

  9. о как

    как вариант заработка: самому всех котов вытравить и показывать последнего за бабки.

    Во время кризиса может помочь.

  10. Я бы на месте Сони котика придушила — из сострадания и желания прославиться. Вот так мне видится ее характер...

  11. Защищала бы до последнего патрона. Кисюльки — это же как дети.

  12. А мне понравилось. Финал непредсказуемый и ооочень оригинальный. Отлично!

  13. А я вот думала, думала, писать что увидела не писать, а сейчас увидела перепост про пропавшего и подумала, надо таки решиться...Есть соображения и по рассказу и по ответу мне(не очень тактичные)...Интересно?

  14. Писать конечно. Если бы я как-то трепетно относился к написанному — писал бы в стол и показывал бы тем, кто обязательно похвалит.

  15. Да я не про рассказ, я про тебя(мы на ты договаривались). Получилось следующее. Ты нашёл некую часть себя и сомневаясь вытащил на белый свет, а потом пошёл отклик. Так вот, я за то, чтобы эту часть тебя принять(и это раз) и отклик посмотреть внимательно(и это два). Почему внимательно? Потому что надо отсечь тех, кто от неожиданности среагировал(типа меня) и глянуть, а не имеет ли это направление право на жизнь.

    Кстати, в рассказе чувствуется усталость от превышенного людского присутствия в твоей жизни.

    И если полезла не туда, прости плиз. Я не из любителей покритиковать, я из «любителей».

  16. поигрывая пистолетом

    где, говоришь, этот ведущий и прочая братия ?

    зямочка, ессно, представится, но этих надо слегка наказать (цы) ))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *