Не могу молчать

http://oleg-kozyrev.livejournal.com/1284906.html — ознакомился тщательно с постом и комментариями.
Не могу молчать теперь. Полностью согласен. Когда мне было лет от трех до двадцати я тоже всяко страдал от Империи зла. Лет в пять уже страдал от несовершенства экономики и товарного дефицита. В десять был возмущен своей немодной одеждой — босиком в трениках и майке с олимпиадой. В шестнадцать был возмущен тем, что получил права еще в школе. УПК у нас был такой.
Ну да пойдем по-порядку.

Каждую осень и весну нас – детей, начиная с четвертого класса (!!!) вывозили на поля. Снимали с уроков и вывозили в поле, не взирая на погоду и, кстати, не взирая на освобождения. От физкультуры освобождения по моментам, связанным со здоровьем, работали, от поля – нет. Мы убирали картошку, морковь, сажали елки в питомнике, пололи елки в питомнике, собирали лен. Морковь выдирали голыми руками из земли, т.к. инструментов нам с собой не давали. Машины морковь из земли не убирали – это делали мы – дети. Сдирали ногти и кожу и в снег и в дождь. Следом за нами проверяли, чтобы мы убирали всю морковь и всю картошку. С четвертого класса и по десятый. Собранное – в ведра. Классный руководитель стояла с тетрадкой и записывала каждое ведро, следя, чтобы мы выполняли норму. Не выполнишь – будет нагоняй, снижались оценки. Нас не кормили, кушали только то, что брали с собой («тормозки»).

Истинно так. Как сейчас помню, обожрались мы как-то винограда и лежим на солнышке, перевариваем под звук работы ржавеющего трактора. Рядом валяются ведра и распотрошенные тормозки.
— Госсподи! – взвыл опытный двоешник по всем предметам по имени Даниил. – Мы тут лежим, а нам потом оценки снизят.

— Дадада! Проклятый совок! – утвердительно кивнул Ваня, который в школу ходил строго в свободное от выпаса овец время. То бишь через день. За что к нему домой ходили учителя и участковый. – Инструментов не выдают. Как же здорово было бы, вместо того, чтоб горбатится за деньги (до трехсот рублей, кстати. Пять велосипедов, если переводить на твердую валюту) на этой виноградной плантации, посидеть в классе и послушать геометрию. Классная еще стоит и ведра записывает. Могла бы и не записывать, кстати. Это не по-социалистически, я считаю – начислять зарплату в зависимости от того сколько винограда я лично собрал. Надо же взять и все на всех поделить. Поровну. Чай не капитализм сейчас какой-то.
— Что за проклятый строй, а? Обедом могли бы и обеспечить детей! – лениво протянул Николай. – Ведь это так прекрасно — отдавать целый рубль с копейками за сомнительную еду. Так весело, выходя в поле, невзирая на левое освобождение от физического труда, по итогу остаться должным за питание.
— Охх. Украденное детство. – вздохнул весь класс.

Одну единственную путевку мы получили – по маминой работе. На среднюю Волгу в пансионат.

Тысячу раз, да. Катастрофически сказывалась нехватка бесплатных путевок. Как сейчас помню – едем мы в 1988 году на море. На территорию соседнего ныне, государства. Едем поесть шашлыка.
Унылая в общем-то ситуация – одному из нас разрешили забить барана из личного подворья, другой выпросил у отца машину, кряхтя и вздыхая скинулись мы вчетвером по 20 копеек на десять литров бензина и поехали на море есть шашлык. Могли, конечно, и не тратиться на бензни, а стрельнуть у любого водилы на дороге, но вот решили шикануть. Могли бы в лесок рядом с селом, а не на море, но вот дурь какая-то совковая прибила – давай к морю. Езды-то всего час и гаишников почти нет. Можно вообще полями проехать...

— Как мы живем, а? – жаловались все, когда закончился шашлык. – Ну почему? Почему мы должны либо годами ждать бесплатную путевку на море, либо платить за нее аж пятьдесят рублей. Это же вся моя повышенная стипендия! Подумайте! Целая стипендия за какие-то 10 дней на море! Это же треть от зарплаты простого рабочего. Ну вот приехали мы на море, потратив целых три рубля на всех – это же дикость!!! Куда лучше было бы, если бы путевка на море стоила хотя бы десять моих зарплат и пришлось бы пересекать восемь таможень при этом. Причем, совсем идеально было бы уплатить хотя бы триста долларов за проживание воон в том пансионате. И пусть там не меняется ничего. Ни питание, ни койки. Просто пусть вырастет цена и куча таможенных постов. Пусть настанет царство процветания здорового капитала.

Да, железная дорога не была дорогая. И если удавалось взять билет в многочасовой очереди в кассу, мы могли поехать и к родственникам в Латвию и в Москву. Да только вот чаще всего такие поездки совершались для того, чтобы привезти домой еду. Сосиски везли из Москвы. Еще раз перечитайте это. Сосиски везли из Москвы. Стояли там в диких очередях, носились по городу, все увеличивая число сумок. Это СССР. За продуктами ехать надо было в Москву.

Да. Я помню. С детства помню ломоть домашнего хлеба величиной со штыковую лопату и слоем варенья в минимум сантиметр.
— Колбасы бы! – простонал брат перепачканным ртом. – Очень хочется колбасы. Не докторской по два-двадцать, которая в магазине есть, хоть и очередь, хоть и не больше палки в одни руки, а какой-нибудь другой. Нормальный ребенок всегда страдает от отсутствия колбасы! Я ни разу в жизни не видел ребенка, который бы выбрал хлеб с повидлом, а не бутерброд с колбасой.
— Успокойся, Александр! Потерпи, брат! – сказал я брату. – Скоро весь этот режим рухнет и мясокомбинат нашего города, крупнейший на юге Молдавии, наконец-то сдохнет! Сдохнет потому что сдохнет животноводство! Которое сдохнет потому что сдохнет сельское хозяйство вообще! Которое сдохнет из за мудрых реформ и из за того, что энергоносители вырастут в цене, а закупочным ценам на зерно вырасти никто не даст во имя пенсионеров и прочего популизма . Тогда у нас здесь будет офигенное количество дорогой колбасы из подозрительных материалов. Вот тогда и наедимся.
— Ура! Ура! Поскорей бы! – запрыгал от радости брат. – Мне негде будет работать и мне придется уезжать из родного села!! Это спасет родное село от разрушения и спивания населения!
А еще помню как мы ехали на какой-то рок фестиваль в Москву. Скорпионс посмотреть и всякое прочее. Платить по целых двадцать пять рублей за перелет на самолете мы не решились, потому что глупо отдавать полстипендии на перелет в Москву. И решили мы проехаться поездом за шесть рублей с морды лица. Вообще, конечно, двенадцать стоил билет, но по студенческому билету – шесть. Пришли за две недели и купили билеты.
— Где очередь?! – кричали мы. – Что это за подлость такая, а? Почему есть билеты? Почему милиционер гоняет этого человека, который пытается скупить все билеты и потом впарить их нам за две цены? Разве он не понимает, что он душит мелкий бизнес? Что за подлость такая — кормить обедом в ресторане за два рубля? Что за порядки на железной дороге? Что вы нас принуждаете постоянно ездить на какие-то концерты?! То в Одессу за рубль пятьдесят, то в Москву за шесть. Опять же — колбасу эту возить обратно. Где у вас сердце?

Велосипед мы купить не могли. Единственный мой велосипед соседский мальчишка подарил.

— Мало... Мало чего-то велосипедов. – угрюмо сказал друг Серега, после того как мы закончили играть в «футбол на велосипедах». – Всего-то от десяти до двадцати человек приехало на стадион. А все потому что велосипед стоит от пятидесяти до восьмидесяти рублей. Если бы он стоил соизмеримо с зарплатой воспитательницы детского сада – было бы гораздо больше народу на велосипедах. Иногда еду на пруд купаться в компании тридцати пацанов и думаю – почему так мало велосипедов?
— И не говори. – согласился я — Я всего лишь четвертый велосипед сейчас доламываю.
— Видимо ты из зажиточной и привилегированной семьи. – понимающе кивнул Серега.
— Конечно. – кивнул я. – В селах на юге Молдавии существует много привилегированных семей.
— А я вот из простой. – гордо сказал Серега. – У меня всего лишь второй велосипед. Ну если не считать «школьника» и «орленка». Ну и в детстве там... трехколесный...

Телевизор у нас был черно-белый с трансформатором. Трансформатор периодически плавился и перегревался. Но без него телевизор бы моргал и смотреть его было невозможно. В нашем городе был один телеканал. Второй пришел к финалу советской власти.

— Всего один канал. – горестно протянул как-то сосед по лестничной площадке. – Опять придется сидеть во дворе с мужиками и разговаривать обо всем. Или в домино-шахматы-карты играть. Или рассуждать о том, что ты живешь в лучшей стране, а у них там негров обижают. Это же как невыносимо – думать, что ты живешь в лучшей стране? Так плохо быть зомбированным, когда ты не знаешь что ты зомбирован. Или опять придется читать эти чертовы книги, которые невозможно достать и приходится брать почитать у соседей, с которыми я знаком. Куда лучше было бы, если бы каналов было под шестьдесят. Тогда бы я совсем не знал соседей, потому что вместо разговоров лежал бы дома и клацал по пульту телевизора. И книжки мне были бы не нужны. Ведь будут же каналы тнт, культура, куча дискавери и прочие. Куда еще и книжки? Опять же детишкам радость – куча каналов с мультиками. Пусть сидят дома и смотрят. А то сейчас их не боятся на улицу отпускать. А будут бояться и оставлять дома с мультиками. А то им сейчас негде играть и поэтому они играют везде. А если дерутся – их разнимает любой прохожий. Ну ничего-ничего... Скоро это кончится и всем станет плевать на то что двое подростков пытаются друг друга убить. Скоро детям начнут продавать сигареты и пиво и тогда они смогут покурить и попить пивка на детских площадках. Это сейчас площадок нету. В тех дворах, где жильцам плевать на отсутствие площадок, разумеется. Потому как в тех, где не плевать – они собираются и оборудуют эту площадку. Своими руками. Потому что все знакомы друг с другом.
— Скорей бы, скорей!! – радовались мы.

Нам очень хотелось пива, сигарет и мультиков.
С пятницей вас, ностальгирующие.
Я, конечно, не говорю, что все было идеально.
А когда было идеально? Сейчас? 200 лет назад? Будет через 100 лет? Были и тогда маленькие радости. Причем не уверен, что реже чем сейчас.

680 thoughts on “Не могу молчать

  1. К автору, как правило, забавные очень вопросы. Сегодня она сделала мой день.

  2. А Еврей — не поняла фразы.

    К партии и правительству, к кому ж ещё? 🙂

  3. Я не буду все повторять, можете почитать ветку, где я задаю вопросы автору, надеюсь, хватит моего первого комментария там.

  4. Что тут непонятного? К евреям — всегда, а у меня лично к партии и правительству, потому что сама еврейка. 🙂

  5. Re: эх... душевненько

    эээ... маскировался разве что... под турнепсину...

  6. Тоже не смог.

    Молчал. Комментировал, но молчал. Не стерпел.

    Как же я нинавиджу комуняк. Всё детство испохабили!

    Заставляли учить украинский язык, потом молдавский недолго, потом опять украинский.

    В девять лет швырнули в голову клеща, потом вынимали — пытались создать инпринтинг внимания к моему мозгу.

    В десять лет заразили вааще лишаём каким-то, обрили, засадили в больничку. Сотрудницы ея ругались на меня и сверстников, даже готовы были убить, за простую забаву — пробить в газированной воде крышку (родителям всех нас приходилось воровать, что-б обеспечить нас ежедневно новыми запасами), взболтать и устраивать шипучие войны.

    Кровавая гэбня и тут не остановилась над моим растерзанным детством. Были лагеря! Каждый год, на две или три смены мои не политкорректные родители, дабы умолить вину за самодумство перед KGB, отдавали меня на лето в руки хладнокровных вожатых... Многое было. Ох.

    И только не многие теперь помнят. Не многие готовы отстаивать правое дело левых сил!

  7. Я полагаю, что «по-особому» люди счастливы только в дурках. В остальном... Думаю, что все беды человечества от того, что люди не делают того, чего хотели бы делать. Есть те, кто собирает виноград и не любит его, работает на кондитерской фабрике и не любит конфеты, таксует и не любит пешеходов, учит детей и не любит детей, строит космические корабли и не любит инопланетян. Вот когда каждый будет любить то, что он делает, мы все будем счастливы и умрём в один день от столкновения с астероидом. До того момента труд будет нас облагораживать. К чему это я? А хрен знает, наверное в предыдущем комменте забыл нужное количество скобок нарисовать. В наше суровое время льющегося на голову сладкого сока и тепла очень трудно воспринимать текст без скобок и других опознавательных знаков, так ведь? 🙂 Помите, как у Пушкина:

    "Я вас любил: любовь еще, быть может 🙂

    В душе моей угасла не совсем 😉

    Но пусть она вас больше не тревожит =)

    Я не хочу печалить вас ничем 8)

    Я вас любил безмолвно, безнадежно -_-

    То робостью, то ревностью томим %)

    Я вас любил так искренно, так нежно *)

    Как дай вам бог любимой быть другим :)))
    "

    ©

  8. Но молчит.

    Я это к тому, что по наивности надо бить сразу астероидами, а вы мельчите. Впрочем, человечество всё равно не забудет ваших хотя бы благих намерений открыть всем глаза. Спасибо 🙂

  9. 1. Слив защитан.

    2. Ругаться матом злые коммуняки научили? Или уже в Израиле освоили науку?

    3. (лениво) На конющню сходили?

  10. Да понятно всё, но фрум этим не балуетсо. А так — да 🙂 Дудочка 🙂

  11. фрум, вы просто мегатерпеливы! хотя, он забавная, да 🙂

  12. Мне нравится совершенство в любом виде. Даже если это совершенная твердолобость. )

  13. Сколько я всего интересного пропустила!

    Всё зависит от восприятия:)

    Тебя читала, как всегда с огромным удовольствием:))

  14. покатацца

    прошу прощения за поднятие старой темы

    Хотелось бы поинтересоваться:

    1. А что, ездить по миру, повидать новые страны, зверушек посмотреть, водопады там, пустыни, прочие прелести нашей планеты — это так уж нафиг не нужно, что полная невозможность это сделать — «ничего страшного»?

    2. А ещё в СССР не было вредных мобильников, да. Вы же понимаете, что ненатуральность сметаны — это вовсе не вина «демократии», а прогресс, чтоб его. И в СССР сметана такая свежая только потому, что искусственную сделать не могли технически. Могли бы — сделали бы такую, что стекло проедает.

    3. Бесплатные путёвки... это да... Сейчас тоже, правда, дают бесплатные путёвки, просто ДОБАВИЛАСЬ возможность купить на свои. С каких пор больше возможностей — это плохо?

    4. Про пиво ничего не скажу.

  15. Да, да. Меня тоже не гоняли в школе. Формировали будущий объект классовой ненависти, не иначе.

  16. Вот вы и прокололись, т.Фрумич/г.Узун. Значит, говорите, завербовали вас в лагере Артек? (Готовится записывать.) За банку варенья и пачку печенья? (Качает головой.) Эх, Серёжа, Серёжа...

    Надеюсь, хотя бы вербовку проводил Сам Главный Коммуняка?

  17. Лично Андропов приезжал и лампой в глаза светил. Потом, конечно, извинился и звание майора дал.

  18. Re: покатацца

    1 от этого еще нкто не умирал, но зато была возможность вволю поездить по родной стране, а что вы видели,кроме верблюдов в египте?

    2 а еще не было интернета, и еще много всего, но это было давно

    3 да ну, где вы видели учителей, которым дают бесплатные путевки? Для особо невосприимчивых объясню, возможностей стало МЕНЬШЕ. Это достаточно очевидный факт

  19. да, все таки фантастически права поговорка «что имеем не храним, потерявши — плачем».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *