Дебаты

— ...Дела обстоят именно так и никак иначе! И вы, и я стоим в очереди в государственную контору, для того чтобы отдать свое кровное. И разница между нами в том, что вы в этом вините меня и остальных в очереди, а я систему. – добил Голоцапов оппонентку. – И посему спор этот бесполезен. Вы не поймете меня в силу своей ограниченности, а я не смогу объяснить вам, потому что не могу опуститься до вашего уровня. Поэтому, закройте хайло и стойте в очереди как все!
В очереди захлопали и заголосили «Верно! Молодец, мужик!». Оппонентка, понимая что проиграла диспут, пробурчала что-то вроде «Все грамотные стали... Пирожок недоеденный даже во рту оставлять нельзя. Отберут и доедят...». После чего погрузилась в презрительное молчание.
— Ловко вы ее! – одобрительно сказал какой-то мужик Голоцапову. – И поделом ей, хамке базарной. И, главное, мастерски так. Аргумент – к аргументу, довод – к доводу. Молодец какой!
— Да ладно... – смущенно забормотал Голоцапов. – Много там геройства – тетку в очереди переболтать. Мы и посильней кого переубедить можем.
— Дааа. – закивал мужик. – Меня удивляет только одно – почему вы до сих пор не в большой политике? С таким-то здравомыслием и и логикой... Да вы любого за пояс заткнете.
— Да туда разве пробьешься? – хмыкнул Голоцапов и осадил локтем какого-то дедка, порывавшегося обойти Голоцапова в очереди. – Туда ж без денег не пройти никак. А то — конечно. Ух я бы и показал всем. Надолго бы запомнили!
— Меня зовут Гербль. – с достоинством поклонился мужик. – И у меня к вам официальное предложение. Только давайте выйдем. А то тут народу...
— Красивый прием. – рассмеялся Голоцапов. – Передо мной человек восемь осталось от силы, а я выйду отсюда? Вот как вас сейчас умником не обозвать, а?

— То есть вы думаете, что это хитрость? – рассмеялся Гербль. – Я вас на улице обожду. А вы тут заканчивайте.
— Что-то мне говорит, что вас на улице я не увижу уже. – саркастически сказал Голоцапов и заорал на кого-то из очереди: — Куда прешь, а? Ну вот куда?!.. Все стоим!.. У всех дети дома некормленные и без ключа от дома!.. У всех работа!.. Всем плохо!!!
...Вопреки ожиданиям, мужчина стоял у дверей, курил трубку и дожидался Голоцапова.
— Стоишь?! – хлопнул мужика по плечу Голоцапов и захохотал. – А я вот – все уже. Отстрелялся. Переоформил. Теперь-то у тебя ко мне предложений нет, небось? Как там тебя? Гребль?
— Гербль. Вы совершенно напрасно подозреваете меня в какой-то подлости. – с достоинством ответил мужик. – У меня к вам совершенно честное предложение. Хотя, конечно, оно может показаться вам необычным.
— Я ничего не буду покупать. – быстро сказал Голоцапов.
— Глупости какие. – поморщился Гербль. – Я предлагаю вам стать кандидатом в Президенты Страны. Пусть даже не вашей. Но, для прирожденного политика, нет ведь разницы какой страной руководить?
— Да какая разница в какой стра... — начал было Голоцапов и осекся. – Кееем?
— Кандидатом в Президенты Стротапии. – подтвердил Гербль и поклонился.
— Ээ. Это где? – спросил Голоцапов.
— Долго объяснять. Да и бесполезно. – пожал плечами Гербль. – Скажем так: это не здесь. Но переместимся быстро. В случае вашего согласия, разумеется.
— Ага. От меня, конечно, нужны деньги на предвыборную агитацию? – начало доходить до Голоцапова. – Немного, разумеется. Сколько есть в карманах должно хватить на первое время? А потом капиталы потекут?
— Я ошибся в вас. Простите. – ледяным тоном сказал Гербль и пошел восвояси.
— Ээээ. Как вас там? Гребль!! – закричал Голоцапов. – Вы же погодите обижаться. Вы же по-человечески объясните. Что то меня надо? Что я получу? Что за страна? Вы же поставьте себя на мое место, чудак-человек. Вот вы бы поверили?
— Вот же!! – восхищенно сказал Гербль, поворачиваясь к Голоцапову. – Чтоб вы, да не убедили... Дали же боги дар человеку! В первый раз такое вижу, честное слово. Определенно вы тот человек, что я искал. Гербль меня зовут. Гербль.
— Ближе к делу, Гербль! – деловито сказал Голоцапов.
— Значит так. – стал деловитым Гербль. — Вводная: есть страна. Миллионов двести с копейками населения. Управляется Президентом. Причем, Президент – единоличный правитель. Никаких парламентов, никаких глупостей. Практически царь. Имеет право менять Конституцию и законы как нравится. Объявляет войны, заключает мир. Абсолютная власть в общем.
— Да ну?! – удивился Голоцапов. – Это ж тирания!
— Нет. Каждые два года проходят перевыборы. Этот закон нельзя изменить. Срок увеличить – тоже нельзя. Взбунтуются и убьют моментально. Выборы – их любимое развлечение. И править надо тоже с оглядкой на то что могут взбунтоваться. Народ горяч очень. – продолжил деловым тоном Гербль. – Выборы не могут быть безальтернативными согласно закону. Нужно чтоб было хотя бы два кандидата.
— А голосование честное? Или мухлюют? – спросил Голоцапов, с изумлением понимая, что такое государственное устройство ему нравится.
— Какое голосование? – всплеснул руками Гербль. – Дебаты! Кто в Дебатах победил – тот и президент. Дебаты до полной победы одного из кандидатов. Если кандидатов больше – полуфиналы и финал. Если еще больше – добавляются четверть финалы. И все.
— Разумно. – закивал Голоцапов. – А почему именно я?
— Последние двадцать лет власть бессменно принадлежит Игару. Никто не может победить его в дебатах. Ну абсолютно никто. Что странно очень, потому что Игар, прямо скажем, туповат.Дошло до того, что даже кандидатом в Президенты быть никто не хочет — все боятся. – скорбно ответил Гербль. – Вот и приходится импортировать Кандидатов в Президенты. Иначе выборы не состоятся и тогда – безвластие.
— А чего боятся-то? – подозрительно спросил Голоцапов. – Небось потом репрессии оппозиции устраивает ваш Игар?
— Да нет. И зачем ему? У него же абсолютная влась! — покачал головой Гербль. – Просто боятся поражения. Народ горяч очень. Поражение для них – хуже смерти.
— Предрассудки какие! – не одобрил Голоцапов. – Кто не умеет проигрывать – тот никогда не выиграет!
— Вот-вот! Да у вас к дебатам – Талант! – повеселел Гербль. — Так вы согласны?
— Я бы попробовал. – кивнул Голоцапов. – Если все расходы ваши, я попробую.
— Вот и чудесно! – обрадовался Гербль и протянул руку. – Вашу руку, господин Кандидат!
— Это безумие какое-то. – мечтательно улыбнулся Голоцапов и протянул руку.

И в момент касания рук, у мира, наверное, произошли какие-то неполадки с входящим сигналом. Потому что картинка зарябила, поплыла и вдруг сменилась на изображение какого-то длинного, ослепительно белого коридора.
— Добро пожаловать! – торжественно произнес Гербль. – Вот мы и перенеслись.
— Уууууааааа!!! – заревело где-то огромное множество глоток.
— Это что? – испугался Голоцапов.
— Это население! Пришли на дебаты! Будущие ваши подданные! – не менее торжественно пояснил Гербль. – Однако, нам надо торопиться. Вы в чем пойдете?
— Костюм-тройка. С собой карандаш и блокнот. – сказал Голоцапов.
— Шпагу, на всякий случай? Пистолеты? Крупнокалиберный пулемет для торжественности? – предложил Гербль и, заметив растерянность Голоцапова, рассмеялся: — Шучу, конечно. Кто ж на дебаты с оружием идет? Да и кто пустит с оружием? У нас с этим строго. Честные дебаты. А костюм вам сейчас принесут.
— Нет! Я передумал! – сказал Голоцапов и оглядел свои брюки, футболку с надписью «1-й съезд любителей касторки» и стоптанные туфли. – Так пойду. Пусть все видят, что я из народа! Соль от соли! Суть от сути!
— Пять минут как от сохи! – одобрил Гербль и показал на дверь. – Вам сюда, тогда. Идите и порвите его! Идите!
— Куда?Вы с ума сошли?! – ахнул Голоцапов. – Я же ничего ни о стране, ни о народе не знаю. О чем я буду говорить?! Ни о экономической ситуации в стране ни знаю, ни о проколах предыдущего руководства, ни статистики по рождаемости-смертности, ни уровня бедности – ни-че-го же не знаю! Вы с ума сошли?
— А причем здесь я? – хихикнул Гербль и подтолкнул Голоцапова к двери. – Я обыкновенный вербовщик!
— Я не понимаю! Какой вербовшик? – Голоцапов уперся руками в косяк двери.
— Обыкновенный. Вы таки ничего не знаете о наших обычаях! – сказал Гербль и отвесил Голоцапову увесистого пинка.
Голоцапов вылетел через дверь и упал на усыпанный песком пол. Взревела многотысячная толпа.
— Ах ты скотина! – закричал Голоцапов и бросился обратно к двери. К абсолютно гладкой двери без каких либо признаков дверной ручки и замка.
— Открывай!!! – закричал Голоцапов.
— Не могу. – отозвался из-за двери Гербль. – Дебаты уже начались. Все двери блокированы до конца Дебатов. Вам придется участвовать.
Голоцапов оглядел громадный зал, посыпанную песком арену и сделал к ней шаг.
 — ААААААА – закричала многотысячная толпа зрителей.
— Игааааааарррр!! – перекрыл рев толпы чей-то зверинный рык.
На противоположной стороне арены появился огромадный, мускулистый мужчина в боксерских трусах. Он поднял руки и резко опустил их.
— Де-ба-ты! Де-ба-ты! – начали слаженно скандировать зрители.
Игар сжал кулаки и побежал через арену к Голоцапову. И Голоцапов понял, что время разговоров прошло. Начались самые честные в мире Дебаты.

72 thoughts on “Дебаты

  1. Вотименна. Стары трюк со спаррингом царей заместо месилова всеобщего.

  2. О да. В воскресенье я смотрел дом-2 и какую-то глупость с Соловьевым.

  3. Не. Уехали. Теперь письма пишут. Дескать это забыли и то. А я им — ваши проблемы, лохи.

  4. Зачем впереди?Дождется полуживого финалиста и айда дебатировать прямой наводкой

  5. Аты-баты, шли дебаты. С продолжением? Методы рекрутирования в зависимости от психотипа рекрута типо?

  6. Срочно в номер! 😉

    Вот что мне больше всего нравится, что я всегда до последнего теряюсь в догадках: чем закончится? ))

    А вапще — у меня офф-топ: Еще раз сообщаю, что Ваш рассказ «Орлик» был взят мной для инсценировки на сессии. Поясняю: студентка 3го заочного курса ТГАКИ, специальность режиссура театра. 😉

    В связи с этим хочу получить согласие автора, ну и пожелания (рекомендации), если таковые имеются... ;))

  7. Ибо такие весчи читать с экрана непозволительно с эстецическои точки зрениа!

  8. В МДК, в молодой гвардии, в магазине Москва. Ну и если поисковиком по «Узун Сергей» порыскать — выдаст ссылки на кучу интернет-магазинов. Ну или чуть поглубже по журналу ссылки есть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *