Чудо

— Потенциальный друг мой, скажите – хотите ли вы стать одним из Нас? Хотите ли вы прикоснуться издалека к чему-то эфемерному, называемому душой нашей? Хотите ли вместе с нами ткать кружевной узор решения животрепещущих проблем? Хотите ли вместе с нами немного удалиться от серой реальности, затянувшей ремень на горле нашем? – обратился Саня к незнакомцу.
— Что? – обернулся незнакомец.
— Третьим будешь? – перевел на общечеловеческий язык Витек.
— В каком смысле? — не понял и общечеловеческого незнакомец.
— Выступите пайщиком в процессе покупки алкоголя и вы станете полноправным партнером в процессе его распития! – совсем уж понятно изложил Саня.
— В смысле — дай денег, мы купим выпивку, а выпьем втроем. Поболтаем при этом. – совсем уж разжевал Витек и добавил. – Полтиника будет достаточно.
— В смысле пятидесяти единиц местной валюты. – добил Санек.

— Как интересно! Так вы предлагаете выпить с вами? – обрадовался незнакомец. – Это такой обряд местный?
— Традиция и обычай. – закивал Саня. – Ну так как вы? Будете участвовать?
— Обязательно! – радостно пропел незнакомец и начал копаться карманах. – Сейчас-сейчас...
— Если вы сейчас объявите, что совершенно случайно у вас нет местной валюты, наше соглашение не состоится. – обеспокоенно подметил Санек.
— Ага. Меценатство – не наш стиль. – подтвердил Витек.
— Сейчас-сейчас... – копался в карманах третий. – Вот это?
И протянул будущим собутыльникам банкноту.
— Ф-и-ф-т-и П-о-у-н-д-с. – прочел Витек. – Тоже подойдет, конечно, но немножко не то.
— Год сэйв зе куин. – вздохнул Санек. — Мой коллега имел в виду, что банкнота эта выше ожидаемой от вас суммы, но до обменника далеко и банкет откладывается. А местных денег у вас нет?
— Ага! Вот! — сказал незнакомец и протянул руку. – Это?
На ладони лежало несколько разноцветных камней.
— Изумруды, рубины, брильянты. Немелкие. – уважительно сказал Витек, изгнанный из геологического в незапамятные времена. – Очень неплохая подборка, господин иностранец. Другой бы взял, воспользовавшись вашей наивностью, но нам чужого не надо. К тому же до пункта скупки драгоценностей дальше чем до обменника. А рублей у вас нет?
— Есть, есть. Нашел! – обрадовался третий и протянул пятитысячную. – Этого достаточно?
— Более чем. – кивнул Санек. – Будем развлекаться элитным алкоголем.
— Или огромным количеством обычного. – добавил Витек. – Буквально в районе четырех-пяти смертельных доз. Если не понтоваться и не лезть в пафосный закусь.
— Простите, куда не лезть? – поинтересовался третий.
— Виктор говорит о том, что, при разумном подходе к закуске и алкоголю, выданной вами суммы хватит нам троим для того, чтоб уйти в горы так далеко, как Йетти не снилось.
— О! Йетти! – оживился вдруг третий. – Скучный, нелюдимый тип. Рычит только и жрет что попало.
— Стоп! Остановитесь, загадочный приезжий! – скомандовал Санек. – Давайте эти рассказы оставим для банкета. Я настаиваю просто. Я тут постою с вами, а Виктор перестанет вхолостую перебирать копытами и стремительным аллюром сбегает в магазин за движителем культуры и закуской.
— Так вы говорите, что алкоголь является носителем культуры? – спросил незнакомец, провожая взглядом убегающего Витька.
— Не говорю такой ереси. – ответил Санек. – Носители культуры – это мы с вами. А вот первоначальный толчок творчеству алкоголь может и задать. В состоянии раскрепощенного сознания иногда изливается не просто бред, но концептуальный бред. Непьющий музыкант или непьющий поэт- вещи непостижимые моему убогому сознанию.
— Раскрепощенное сознание? – задумчиво сказал третий. – Вы хотели сказать — измененное?
— Не цепляйтесь к словам. – поморщился Санек. — Если в обычном состоянии мое сознание зажато нормами приличия и административным кодексом, а в состоянии алкогольного опьянения оно освобождается от уз – разумеется, это сознание можно назвать измененным.
— А без алкоголя сознание не изменяется? – спросил незнакомец.
— Наркотики – не наш путь. – отрезал Саня. – Мы консервативны и патриархальны в вопросах нарушения общественного порядка.
— А обязательно...
— Тихо! Не отвлекайтесь! Смотрите. – Санек показал на Витька, увешанного дзынькающими пакетами. – Вы наблюдаете мировой рекорд по скорости закупки всего необходимого. И смею вас заверить, не забыто ничего. От одноразовых стаканчиков до соли и перца. Все есть в этих пакетах. И, поверьте, в этом черепе неправильной формы, уже есть два-три предложения насчет места проведения банкета.
— Взял! – сказал Витек. – Все взял. Придумали куда идти?
— Я не местный. – устранился незнакомец. – Я тут ничего не знаю.
— В общем так. У меня рядом товарищ живет. У него подвал благоустроен. А сам не пьет. Можно туда пойти. — изложил план Витек.
— Глупо в такую погоду укрываться в казематах и подземельях. — возразил Санек. – Еще варианты?
— Овражек и детсад. Какие еще-то? – ответил Витек.
— Детсады – детям. В связи с этим – все в овражек. – скомандовал Санек и обратился к третьему. – Вам ведь религия не запрещает потреблять алкоголь у речки на лавочке?
Овражек был культовым местом для посетителей гастронома «Парадиз». Каким-то образом градоустроители проглядели эту небольшую полянку у речки и не продали ее под ларек или автомойку. На полянке было четыре лавочки, установленные заботливыми руками пьющих людей. На которых вышеупомянутые пьющие люди замечательно проводили время за разговором и потреблением.
— Добро пожаловать в Рай! – сказал Витек. – Как ни странно, никого нет.
— Что поделаешь, Витек? Времена и нравы. – вздохнул Санек. – В раю нынче пусто. Праведники перевелись. В аду зато многолюдно.
— Угу. В метро сейчас не протолкнешься. – кивнул Витек, сноровисто собирая бутерброды из нарезанного хлеба и кобасы.
— Забавные ассоциации у вас. – хихикнул незнакомец. – Меня зовут...
— Стоп! – остановил Саня. – Не торопите события. Возьмите в руки этот пластиковый бокал и проведем обряд знакомства как положено.
Незнакомец покрутил в руках пластиковый стаканчик, понюхал и выдал:
— Раствор алкоголя с водой, тридцать девять с половиной градусов. Сивушные масла и прочие радости. Дурят вашего брата. На полградуса.
— Фигассе. – удивился Витек.
— Если вы хотели привлечь к себе внимание, дорогой друг, то изумрудов и денег было вполне достаточно. – сказал Санек. – Мистика всякая, вроде спектрального анализа выпивки, мне кажется лишней. Но понт красив как курение на нефтебазе. Как вас зовут? Спиртометр?
— Я не местный. – невпопад сказал третий.
— Оно и понятно. – сказал Витек. – Местный пятьсот раз бы подумал прежде чем идти с двумя незнакомцами в овражек. Тем более с валютой и камешками.
— Люпус. – сказал незнакомец.
— Тот что хомо хомини ест? – хихикнул Санек.
— Зовут его так. – одернул Витек. – Люпусом. Чего пристал к человеку? Водка ж греется. Ну, за знакомство!
Они выпили и закусили бутербродами.
— А ты, Люпус, наш человек. – сказал Витек. – Не поморщился даже. Как в карман влил. А говоришь неместный.
— Слабенькая она. – сказал Люпус. – Это я сейчас неместный. А раньше был отсюда.
— Я ж говорю! – обрадовался Витек. – Ну, за возвращение!
Они вновь выпили и закусили.
— Человек делает многие тысячи километров, чтоб накормить домашнюю зверушку называемую Ностальгией! – Саня, после второй, был серьезен и пафосен. – Он приходит и начинает ворочать носом. Дескать, что ж вы, подлецы, сделали с детством моим? Где помойка на которой я когда-то играл в Тома Сойера? Почему на том месте сейчас сквер? Где пустырь на котором я когда-то получил в бубен от местного хулигана? Что за элитное жилье там? Почему вы, местные, не уберегли мое детство? Так, Люпус?
— Ну почему? Мне интересно посмотреть как вы меняете знакомые мне места. – пожал плечами Люпус.
— Ну, за академический интерес! – провозгласил Витек следующий тост...
— Ну и как, Люпус? – спросил он же прожевав бутерброд. – Сильно изменилось все?
— Сильно. – кивнул Люпус. – Не знаю стало лучше или хуже.Стало...
Он замялся, подыскивая нужное слово.
— Я говорил. Будет ворочать носом. – Саня хмелел на глазах. – Он нам Люпус.
— Стало неожиданно. – нашелся Люпус.
— Вот! – поднял палец Санек.
— Да что ты окрысился на человека? – вмешался Витек. –Тебе в подъезде сегодня сменить код на двери – тебе станет именно неожиданно. Не хорошо — что хорошего в том, что в подъезд попасть не можешь? И не плохо – сменился код меньше посторонних его знают. Становится – неожиданно. Понял?
— Понял. – кивнул Саня и повернулся к Люпусу. – Прости, друг. Был неправ. И давно уехал?
— Давно. – кивнул Люпус.
— Ну, за тягу к родным местам! – сказал Витек и поднял стакан.
— Если мы так частить будем – у меня сейчас случится тяга ко сну. – сказал Санек. — Поговорим. Люпус, у тебя здесь родня?
— В некотором смысле. – ответил Люпус. – В некотором смысле и вы мне родня.
— Душой прикипел... Всего час знакомы. Дорогой ты мой человек! – полез обниматься Витек.
— Братуха! – поднял кулак Саня. – Все люди братья и сестры, стало быть?
— Точно. – кивнул Люпус, аккуратно отодвигая от себя Витька.
— Некоторые просто двоюродные. А некоторые еще и сводные. И молочные еще бывают. – сверкнул эрудицией Витек.
— Изначально было сорок человек. – сообщил Люпус. – Они не захотели уезжать.
— Потом к ним пришел Али-Баба и рассказал как жить дальше. – продолжил Саня.
— Им нравился океан и голые скалы. – не обращая внимания на Санька продолжил Люпус. – И когда уезжали все, они сказали, что им не надо другого дома. И остались. Это был их выбор.
— От океана я бы тоже не уехал. – сказал Витек. – Предлагаю выпить за тех, кто в море.
— Прозит! – сказал Санек и выпил.
— Вы интересные получились. – сказал Люпус. – Вы – потомки Сорока. Такие же как мы. И вас много.
— Оооо. Как человека торкнуло-то. – протянул Санек. – А ведь держался лучше всех. Нас – это кого?
— Людей. – сказал Люпус и захрустел яблоком.
— А ты значит и не человек вовсе. А наш с Витьком общий глюк. – хмыкнул Саня.
— Человек. Это с моей точки зрения. И я человек и вы такие же. А если с вашей – инопланетянин. – объяснил Люпус. — Туристом к вам. Наследие сорока глянуть. И не жалею. Вы занимательные.
— Разводила ты замечательный. – сказал Витька. – Инопланетянцы – они зеленые и с лазерами. Об этом все знают. Они бы тут распивать не стали. Похитили бы и все. И тарелки у тебя нет.
— Да тарелка – фигня это. И зеленухи ваши. – отмахнулся Люпус и взмыл метра на два от земли безо всяких усилий. – Летать-то не так уж и сложно. И вы умели, просто разучились потом. Те Сорок, что остались летали ведь. Значит и вас научить можно. Ерунда это на самом деле. Плавать же умеете.
— А научи. – сказал Витек. – Буду на работу летать. Или в магазин за хлебом.
— Вить, тебя папка как плавать учил? – спросил Санек. – В воду столкнул, верно?
— Ой. Тогда не надо. – моментально сообразил Витек. – Я лучше пешком.
— Меня другое интересует. Другое... – не слушал их обоих Люпус, зависший в воздухе. – И не только меня. Всех интересует. Это ж чудо какое. Это ж какой выверт эволюции. Непостижимо просто. Нигде нет такого и никто объяснить не может. При всем многообразии планет, цивилизаций, видов, мутаций — только здесь такое есть. Потому и оставили заповедником. Смотрят что дальше будет.
— Ну? Не тяни. – протрезвел вдруг Санек. – Что это?
— У вас потеют ноги. – благоговейно прошептал Люпус...

211 thoughts on “Чудо

  1. Фрум, я тя люблю, чесслово :))) особенно за финал...

    только вот один вопросец есть... почему гастроном именно «Парадиз» ? :)) Я просто вспомнил, что клуб «Парадиз» у Джеймс Хедли Чейза был такой... ;))

  2. Мелкие ларьки любят громкие названия. Типа Парадиз или Олимп или Мегамаркет)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *