Дневной дозор

Нинзю во дворе поймали под вечер.
Семеновна, в компании с Захаровной и Николаевной, как обычно, коротали вечер на лавочке у подъезда, лузгая семечки и добела полируя кости бизнесмену из третьего подъезда, который мало того, что парковался во дворе как хотел, еще и не здоровался с тремя подругами, которых жильцы прозвали Дневным дозором, за постоянное пребывание на стратегически верно подобранной скамеечке, откуда просматривался весь двор.
Семеновна в какой-то момент обнаружила, что семечки в кулечке уменьшаются гораздо быстрее обычной скорости и даже заподозрила сначала сидящую рядом Захаровну.

— Вот ведь, жлобина! У самой же есть, а у меня таскает. – подумала Семеновна и начала внимательно следить за руками Захаровны.
Захаровна исправно работала челюстями, не покушаясь на чужие запасы.
— Не она что-ли? – подумала Семеновна. – Кто ж тогда, а?
Семеновна прикрыла глаза и притворилась задремавшей, прислушиваясь – не зашелестит ли кулечек.
— шшшурр – зашелестел кулечек.
— Ага! – крикнула Семеновна и ухватила кого-то за руку.
— Чего ага? – молниеносно отозвались Захаровна и Николаевна.

Семеновна к удивлению своему обнаружила, что пойманная рука принадлежит не одной из подруг, а какой-то непонятной фигуре в черном, притаившейся под скамеечкой.
— А ну-ка вылазь! – потянула она за руку. – Ворюга! Семечки у пенсионеров воровать?!
Нинзя чертиком выскочил из под скамейки, протяжно завизжал «Киииияяяй» и сделал сальто назад. Хитрый такой прием, чтоб вырвать руку. Который несомненно сработал бы с кем-то другим, но не с Семеновной, проработавшей всю жизнь контроллером в общественном транспорте.
— Ага! Как же. – хмыкнула Семеновна. – От меня знаешь сколько раз пытались вырваться за всю жизнь? Ни один правда так и не вырвался. Зря только руку себе вывихнул.
— Держи, держи, Семеновна. – подбодрили товарки. – Пусть лицо свое покажет.
Нинзя закричал «Кууууйааааа» и шустро закидал дымовыми бомбочками все вокруг. Двор заволокло белым дымом.
— Не хулигань тут! Пиротехник нашелся! – сурово сказала Семеновна и раза три огрела палочкой нинзю по рукам. – И матом не ори. Сейчас поглядим кому тут куууййааа.

Нинзя хотел выставить блоки, но понял, что блоки руками не очень помогают в случае ударов по рукам и заскучал.
— А ну-ка, Гюльчатай, открой личико. – ласково попросила Семеновна. – Что ты за фрукт такой, а?
— Мяяяяяййййаа! – по-кошачьему закричал нинзя и метнул пять звездочек-сюрикенов в Семеновну.
— Брысь! – машинально прикрикнула Семеновна и ловко поймала все пять звездочек. – Дурашка... Я ж всю жизнь — контроллером на транспорте. Мне в лицо сколько раз пятаки швыряли – не счесть. Ни разу не было так, чтоб не поймала, кстати.

Нинзя присмирел и задышал часто.
— Тетеньки, отпустите меня, а? – жалобно попросил он. – Будды ради. Больше не буду. Никогда. Я и так наказан уже. Рука болит, звездочек нету, дымовые бомбы закончились. Меч свой или кинжал и доставать боюсь. Порубите же в капусту.
— Ну что, девоньки? Отпустим? – обратилась за советом Семеновна. – Или участковому сдадим?
— Я бы сдала. – согласилась Захаровна. – Да только жалко его.
— Чего его жалеть-то? – вскинулась Николаевна. – Семечки крал, дыму напустил, орал тут всяко.
— Участкового жалко, а не этого в черном. – покачала головой Захаровна. – Он с похмелья, а тут этот шустрик. С ножиком еще. А ну как пырнет служивого? А другой участковый еще неизвестно каким будет.
— Отпустите меня, добрые женщины. – у нинзи намокла маска чуть ниже разреза для глаз. – У меня дома в усыпальнице предков не прибрано, благовония не благовоняют, фэн-шуй не наведен... А? Ну пожалуйста.
— Смотри-ка – плачет. – удивилась Семеновна. – Что ж ты плачешь, а? Рука болит?
— Болииит. – разрыдался в голос нинзя.
— Тьфу... Взрослый уже, а плачет как ребенок. – сочувственно сплюнула Захаровна. – Отпусти его, Семеновна. Ну его к лешему.
— Ножик отдай. – сурово приказала Семеновна.
Нинзя всхлипнул, отцепил со спины меч, с пояса кинжал и бросил их на землю у лавочки.
— Вот. – одобрительно кивнула Семеновна. – Это ж холодное оружие, дурачок! Статья это. И порезаться можно.
— Запросто можно. – Николаевна поднялась, достала меч из ножен и с широкого замаха ловко срезала у Захаровны прядь волос. – Острый такой.
— И ножик тоже. – Захаровна положила раскрытую ладонь на скамеечку и ловко отстучала ножиком между пальцами. – Страсть какой острый.
— А теперь иди с богом, милок. – отпустила нинзю Семеновна. – Не балуй больше. Книжек лучше почитай. На работу устройся. Одежды нормальной купи себе. А то смотреть на тебя противно.

Нинзя повесив голову медленно побрел со двора. Ему было нестерпимо стыдно.
— Молодые... – презрительно сплюнула Захаровна.
— Ни на грамм почтения к старшим нет. – закивала Николаевна.
— И одеваются как придурки. – проводила нинзю взглядом Семеновна. – В наше время разве так одевались? Паркуются поперек подъезда.
— Где таких воспитывают, а... – риторически вздохнул весь Дневной Дозор.

134 thoughts on “Дневной дозор

  1. На момент написания была 79ым комментатором. И, поскольку все мои мысли уже успели высказать более проворные граждане, ограничилась простой констатацией фактов. По принципу «Петя и Вася были здесь». Уж простите великодушно 😉

  2. три атомных бабки, да на одного! несправедливо это. у него фэн-шуй некормленный и предки без чайной церемонии остались. Дракон немытый, Будда заброшен. Разруха! А они семечек пожалели.

  3. Очень показательная история. Страшнее контролёра зверя нет не только в трамвае, но и в мире боевых искусств. Спасибо, порадовал рассказкой.

  4. *аплодирует

    *прыгает на месте от восторга, цветами закидывает мысленно*

    Гением не обзову, но пишешь обалденно))

  5. Пятаки бросали КОНДУКТОРУ.

    А контроЛЛер и контроЛер — это, ваще-то разные вещи.

  6. Я нерусский. А как правильно?

    Зы: Как-то выдал штраф пятаками. Очень радостный был мужик контролер.

  7. еще М.А. Булгаков подметил, что кондуктор в общественном транспорте -самая ужасная из работ.

  8. Собственно, мне глагол понравился.

    Учитывая то, какой запах выдют все эти фигни, характеристика дана весьма точно :))

  9. Ой, да ладно, русский — нерусский...

    КонтрОллер — это, короче, прибор. Хотя вот пишут: «Контроллер это мозг любой автоматической машины, обеспечивающий ее логику работы. Это может быть механическое устройство, пневматический или гидравлический автомат, релейная или электронная схема, или даже компьютерная программа.»

    Ну а контролер проверяет билетики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *