Притча о причитаниях

Петр жил в ожидании тотального Песца.
В том, что тотальный и всепоглощающий Песец неотвратим, у Петра сомнений не было. Потому дверь у Петра бронирована, стекла пуленепробиваемы, в бутылях запас питьевой воды, в ванне – технической. В коридоре поленница. В кладовой примус и буржуйка. В антресолях запас мыла, соли, круп и сахара. Документы, деньги, завещание и золотой запас — в сумочке недалеко от входа.
Балдахин над кроватью выдерживает прямое попадание бетонной плиты полтора на шесть. Стол если что легко превращается в плот с аварийными огнями и ракетницей. Куртка – в палатку на двоих и парашют. Ботинки выдерживают два маршрута вокруг земли по экватору и трехнедельное отсутствие чистых носков. Обои – асбестовые. Проводка не горит даже если поджигать специально.
Однако Песец почему-то не приходил. Что главное – каждый день признаки глобального и всеобъемлющего Песца были налицо, а самого так и не было:

— Петр, смотрите – кто-то наплевал у подъезда. Стоят и плюются, а...
— Да, да, да! – подхватывал Петр. – Плюют! Харкают! А у самих небось туберкулез. Он передается. Неизлечим практически. Количество больных растет. Не за горами эпидемия. И тогда все! Никто ничего не сможет! Песец придет.
...
— Труба течет в подвале... воды много натекло, а никто не чешется...
— Да, да, да... И это все под фундамент. Фундамент подмывается, здание становится неустойчивым и однажды ночью к нам всем придет...
...
 — Вооот! В Венесуэле беспорядки. А у них нефть! Цены на нефть вырастут до конца следующего года. А это значит цены на все! Машины станут. Из-за дороговизны не все выживут. Остальные уедут. И все! Вот Он! Песец!

Над Петром посмеивались, называли Певцом Песца, на «Здравствуйте» хором отвечали «Не за горами Песец!», но Петр свято верил, что расчеты его безошибочны. Он хмыкал многозначительно, говорил «Ну, ну... Вот увидите...» и продолжал ждать.

По всем законам жанра возможны два варианта развития сюжета:
1. Ко всем приходит Песец и подготовленный Петя говорит «Я же вам говорил!»
2. Песец приходит к Пете и все говорят – «Дождался наконец».

Да. О чем, бишь, я... Однажды Песец таки пришел к Пете.
— Я же вам говорил! – закричал Петр.
— Дождался наконец! – откликнулись все.
— Привет, Баньши. – улыбнулся Пете Песец.
— Я Петр, а не Баньши. – пояснил Петя. — Я вас давно жду. Где вы шляетесь, собственно? Все признаки налицо, а самого нет и нет...
— Чего ты плачешь, а? Я же тут уже. Все как ты говорил.
— Так я думал вы ко всем придете! – возмутился Петр. – Что это за выборочный Песец-то?
— Смейся, Баньши! – закричал страшно Песец и клацнул челюстями. – Я тебе приснился. Тебе и рабочей неделе.
Петя рассмеялся истерически, проснулся и пропал навсегда из дома.
А за городом, говорят, завелся Баньши, который плачет в ожидании Песца.
— И не дай бог услышать вам как смеется Баньши! – говорили люди, слушая плач. — Ибо пока плачет Баньши, Песца не предвидится и можно планировать пятничное пиво.

71 thoughts on “Притча о причитаниях

  1. клевета!

    Вас ввели в заблуждение баншененависники и баньшефобы!

    мы хорошие, на самом деле.

  2. Думаю, получилось бы больше: часть читателей указала бы на ошибку, а другая возразила бы об "авторском стиле
    "

    🙂

    Если честно, мне почему-то казалось, что в результате Петр модифицировал бы танк и поехал искать нерадивого Песца. Искал бы долго, скитаясь по селам-полям-лесам, потом они оказались бы еще при рождении разлученными братьями, и в финале пели бы веселую песенку, задорно отплясывая гопак... только это, наверное, сюжет уже другой сказки 🙂

  3. Хотел с вами поделится

    ...Ну и наконец, летая на крылях счастья и везения, я отправился на концерт Гоголь Борделло. Разве можно достойно закончить день не потеряв слух и голос?

    И вот, по окончании заунывного разогрева, я полез впрерёд, к сцене, дабы застолбить место и щёлкнуть солиста крупным планом. Но вот именно столбить как раз ничего и не получилось, так как только музыканты вышли на сцену, толпа подалась вперёд и из меня наружу полезли глаза. А с первыми аккордами, вообще начало кидать из стороны в сторону как камыш в ураган. А дальше было ещё хуже. Причём если держать руки перед собой, то можно сохранять относительное равновесие, а как только начинаешь получать удовольствие и поднимаешь руки вверх, всё, сметают вместе с охранниками. Фотографировать было чуть рискованней чем стоя на табурете менять лампочку в полной конюшне во время пожара. Пока прицелишся немудрено выхватить в челюсть черепной коробкой, а то и ботинком друга.

    Получив свою дозу насилия, я вышел, точнее вылетел. Фотик тоже получил травму так как нащёлкал кучу фоток тряпичных стенок кармана. Впереди бесновалась толпа под противоестественно зажигающую музыку. Я походил пока рёбра на выщелкнулись в нужную форму и... полез обратно. Понравилось значит.

    Играли вообще круто. Те кто их знали, оторвались сполна, те кто не знали — оторвались вдвойне. Евгений Гуздь, демон во плоти, делал с легковоспламеняющейся толпой всё что только мог пожелать.

    Уходили мы уже ночью, мокрые, глухие и счастливые, наступая на пальцы рук других выходящих...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *