Васька и Петька. Сезонные обострения

— А в этом зале, уважаемые экскурсанты, вы можете посмотреть на Василия Степаныча, работы дяди Степы, хозяина этой квартиры. – Петьку напрягало трехдневное молчание друга – Надо сказать — не самая удачная работа этого мастера. Особенно мастеру не удалась голова.
— Петька, отстать. – Ваське, похоже, нравилась его новая роль – Не до тебя сейчас.
— Схожу тогда на кухню и сожру что-нибудь особо ценное и важное. А ты будешь тут думать. Я даже знаю о чем ты будешь думать. Ты будешь думать о том, какой ты голодный и несчастный.

Это был очень подлый ход со стороны Петьки. В обычном настроении Васька сказал бы «А пойдем поедим?». А потом они бы переругивались на кухне по поводу толщины нарезки колбасы и Петька упрекал бы Ваську в жадности, а Васька рассуждал бы на тему «Зачем кормить глистов в тщедушном теле Петра.» Но сегодня Васька был не в обычном настроении, потому сказал просто:
— Иди... Там в холодильнике глянь.
— Ничего себе. – удивился Петька – Теперь я боюсь по-настоящему. Скажи мне честно – генштаб НАТО по ошибке прислал тебе секретный конверт, в котором есть точная дата и время начала третьей мировой? И теперь ты думаешь — что же случится раньше – убьют тебя за то, что много знаешь, или начнется война?
— Неа. – отмахнулся Васька, продолжая смотреть в окно.
— Ты обрел секретное зрение, которое позволяет тебе видеть духов? И их ненужный эротизм повергает тебя в шок и не дает с уважением относится к усопшим?
— Петька, угомонись! Сходи на кухню, поешь. Или вообще домой иди. Дай подумать. – Васька как-то даже разозлился вроде.
— Да ты можешь сказать, чего случилось? – возмутился и Петька – Я и ушел бы давно, но мне любопытно очень.
— Ничего не случилось. – очевидно было, что Васька готов рассказать, но надо было дожать.
— Ты влюбился в Мерилин Монро еще в детском саду и позавчера только узнал, что она умерла? – дожал Петр.
— Тепло. – почему-то шепотом ответил Васька – Очень тепло.

— Офигеть! Вот и вырос пацан. – уважительно сказал Петька – Влюбился чтоль? Кто жертва?
— Не называй ее так! – вскочил Васька – Если ты еще себе позволишь...
— Все-все. Больше не буду. – примирительно сказал Петька – Понял, что все серьезно. Ну влюбился и влюбился. По всем канонам, когда влюбляешься, надо не дома на шторы любвеобильно смотреть, а в кино ходить с предметом обожания. А ты тут из себя сфинкса делаешь.
— Она — не предмет! – опять вскочил Васька.
— Все, все. С любимой. Так нормально? – успокоил Петька
— Нормально. – сел опять Васька – Не обзывай ее. И меня не обзывай. Сам ты жопа!
— Какой неожиданный ход! – удивился Петька – Когда эт я тебя так называл?А хотя... Ххих... Понял кажется. Хихх... Ты сейчас слова «сфинкс» и «сфинктер» попутал, верно?
— Не расслышал просто. – начал было оправдываться Васька, но потом сам прыснул со смеху. – Не до этого мне сейчас в общем. Верка это.
— Из нашего класса? Хороший выбор, Василий. Симпатичная. – одобрил Петька. – Она в курсе?
— Неа. – уныло протянул Васька – Как сказать — не знаю. Об этом и думаю.
— Тююю. Скажи просто – пошли в кино.
— Ага. А она – с какой стати? Че эт я с тобой пойду?
— А ты – А нахаляву потому что. И потому что куплю тебе поп-корну. Ну и нравишься ты мне. И все! Дело на мази! Если, конечно, она не отбросит коньки от такого аукциона неслыханной щедрости в твоем исполнении.
— Я серьезно спрашиваю. Так и сказать? В кино позвать?
— Не. Ну что ты? Скажи романтичнее. Скажи «Ты видишь эти трещинки на стенах нашего класса? Приглядись — они есть там. Подойди поближе – ты увидишь, что их неизмеримо много. Возьми микроскоп и ты поймешь, что их гораздо больше чем много».
— Медленнее говори – Васька записывал в блокнот.
— Ухты, у меня есть личный секретарь! – хмыкнул Петька – Пиши дальше – «Эти трещинки – они разной длины, ширины и глубины. Они причудливо пересекаются, становясь одной трещиной побольше или пересекаются и дальше идут своим путем, не меняясь. Пересечение их – дело случая, но когда-то одна трещинка соединится с другой и в этом соединении будет такая сила, что стена треснет и не выдержит.» Записал?
— Ага. А к чему это? Стены, трещины...
— А дальше ты делаешь грустное лицо и говоришь – «Вера! Давай, мы с тобой будем как ты трещины! И пусть от нашего союза содрогаются стены!» — пафосно закончил Петька.
— Сте-ны! – дописал Васька – А чего? Красиво! Так и скажу.
— Только ты с выражением! – еле сдерживая смех посоветовал Петька – А то не подействует.
— Завтра! Если я не скажу этого завтра – считай меня трусом! – поклялся Васька.
— Давай лучше так... – предложил Петька – Если ты завтра этого не скажешь – я буду считать двести рублей, которые ты мне отдашь. А если скажешь – я тебе сто! Идет?
— А чего эт мне только сто? – возмутился Васька.
— Другая сотня – это будет твоей мерой благодарности мне за любезно предоставленный текст и счастье в потенциале. Вопросы?
— Нет. А теперь, друг, срыгни куда-нибудь отсюда! – Васька оживал потихонечку – Мне еще текст учить.
— Ухожу, ухожу. – поклонился Петька – Пойду лягу спать пораньше. Чтоб завтра побыстрее наступило

Будет продолжено, наверное.

57 thoughts on “Васька и Петька. Сезонные обострения

  1. чего-то мне кажется, что в результате применения этого метода трещинки появятся в черепе Василия... а после и Петра! ))

  2. Ну тогда уж геометрии... Помниться там учебник с 9 по 11 класс был))

    оранжевенький такой... тяжелый...)))

    Только прибить таким может... а нам продолжение истории надобно!

  3. этт livejournal намного интереснее, чем нынешние издания анекдотов, по крайней мере всегда смешно 🙂

    спасибо автору!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *