Чуть не забыл за работой чертовой

Дяде Семену сегодня лет — много. Вот такой вот — Человечищще. Расскажу сейчас.
Дядя Семен, дядей является номинально только, потому как является отцом моего дяди. Но упаси вас господь называть гагауза, не достигшего 70-ти лет, дедом, если не являешься внуком его.
Побить не побьют, но обязательно скажут что-то в духе:
— Что-то я не помню какой из моих сыновей тебя сделал.
У дяди Семена это в степени. Поэтому дедом его не осмеливается назвать никто, кроме его внуков. Дядька может сказать и не дожидаясь обращения. Летом как-то:
— Иди сюда, парень. Поговорим.
Подхожу, сажусь медленно, принимая что «Парень» — это уже не «Пацан», стало быть разговор будет взрослым.
— Как дела? А , хотя, откуда у тебя дела? Как настроение?
— Нормально. Только жарко очень. Горит все. – проявляю я серьезность и намекаю на засуху.
— Дааа. Жарит. Но мы с тобой же не будем как два Столыпина говорить о сельском хозяйстве? Мы с тобой по стакану вина выпьем. Прохладного.
— Не пью я. – я в молодости всегда отнекивался.
— О как. И кому ты нужен тогда? Какое у тебя будущее если ты не пьешь вина летом? Слушай меня – или ты сейчас поведешь себя как 20-летний и выпьешь со мной вина или ты закончишь свою жизнь баптистом и смеяться над тобой начнут прямо сейчас.
— А я над вами сейчас смеяться начну. Потому как у вас ширинка незастегнута.
— Ты запомни, сынок: когда во дворе покойник – ворота не закрывают. Ты выпьешь со мной или нет?
Выпил. Куда бы я делся-то?..
23-летний Колька идет по улице со своей 40-летней, откуда-то привезенной, женой с видом «Жизнь удалась». Дядя Семен с интересом:
— Коленька, куда эт ты с мамой своей направляешься?
Смолчал Коленька. Либо оттого, что не принято старикам грубить, либо от того, что сыновей его убоялся. А сыновей у него двое – Дима и Ваня.
— Дима, Дима, глянь. Как тебе? – демонстрирует новые сапоги Димина жена.
— Купила бы себе пару ног нормальных лучше. – бурчит Дима на свою худощавую супругу. Уважал ее Дима очень:
— Серег, ты не знаешь где операции по пересадке органов делают?
— Собрался себе заменить орган? – хихикаю я.
— Неа. Ленку свою отвезу. Пусть голову пересадят.
— Что тебе не нравится в моей голове? – возмущается Ленка
— В голове – все нравится. Все остальное — надо срочно заменить на нормальные размеры.
Развелись они потом. Неудачно он женился. Как говаривал дядя Семен:
— Привел наш Дима невесту. Что сказать по этому поводу? Я – и то с дискотеки смогу получше привести. (с учетом того, что у дяди Семена бельмондо на глазу и смотрится он далеко не Ричардгиром – крайняя степень неодобрения выбора сына)
— Чем не нравится, дядя Семен? Не симпатичная разве?
— Красивая. Но ... Живая мертвая, один словом.
«Живая мертвая» — хихикал я про себя – «Как в фильмах ужасов...». И вдруг наткнулся на саму живую-мертвую, которая спросила меня:
— Дима?
— Сережа.
— А чего? – после этого вопроса я понял, что имел в виду дядя Семен и восхитился меткостью определения.
Дай бог тебе здоровья, дядя Семен. -)

19 thoughts on “Чуть не забыл за работой чертовой

  1. хихи! 🙂

    с Днем Рождения!

    и чтоб ворота подольше были закрытыми)

    хотя низнаю, уместное ли это пожелание. хм))

  2. опять похвалю

    — Ты запомни, сынок: когда во дворе покойник – ворота не закрывают.

    отлично...

    окончание не просек — видать, пьян...

  3. хорошо сказал. захотелось еще хоть одного гагауза, кроме тебя, увидеть. а ты приезжай, да.

  4. гагаузы они все такие что ли? впечатление такое создается, после общения вживую с 5-6, с тобой включительно 🙂

  5. долгих лет такому восхитительному Дяде!!!

    и теперь понятно в кого у Фрума такое чувство юмора, значит оно все ж таки по генетической линии передается 🙂

    представляю, что вырастет из сыночка Вашего!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *